Фонд Ибн Сины

Различные наименования Корана

2020 Нояб 20

1. Коран. Это самое знаменитое наименование. Оно упомянуто Аллахом в Его Благородном Писании 58 раз. Часто приводится оно и в наидостойнейших хадисах Пророка, превосходя по частоте упоминаний всякое другое наименование. Таким образом, название «Коран» неизбежно сделалось именем собственным.

Существуют разногласия касательно этого наименования. Согласно аш-Шафи‘и (крупнейший мусульманский богослов и правовед; к принципам, выработанным им, восходит шафиитская богословско-юридическая школа (шафиитский мазхаб), этимология слова «Коран» не прослеживается, – равным образом как оно и не относится ни к какой словообразовательной модели, – но имеет импровизированный характер. Это слово было избрано в качестве наименования речений, ниспосланных Пророку. Слово это весьма неопределенное и не обладает четким смыслом. Тем не менее некоторые ученые стремятся прояснить цель такого наименования. Согласно воззрению некоторых из них, слово «Коран» происходит от ал-кара’ин («подруги»), ибо коранические айаты (арабское слово «айат» женского рода) подобны один другому. Причину этого мы выяснить не смогли. Такое объяснение преднамеренности наименования мусульманского Священного Писания «Кораном» могло быть лишь следствием расширительного толкования семантики этого слова и результатом использования определенного комментаторского приема.

Ал-Аш‘ари говорит, что слово «Коран» происходит от глагола карана аш-шай’ би-ш-шай’ («связывать что-либо с чем-либо»).

Подобное утверждение еще более туманно, чем первое. Такие утверждения представляются невероятными, как говорит доктор ас-Салих, так как в них постулируется, что слово «Коран» не имеет этимологии, что оно не подчиняется ее правилам и далеко от истоков арабского языка. Более того, как мы отмечали, такие утверждения просто игнорируют этот основной момент.

В то же время другие полагали, что данное слово образовано по модели фа‘лан; этимологически же оно происходит от ал-кар’ (в смысле «собирание»). Ал-Лихйани (куфийский грамматист) считает, что слово «Коран» представляет собой масдар [отглагольное существительное], образованное по той же модели, что и слово ал-гуфран («прощение»), происходит от глагола кара’а (в значении «читать нараспев»).

Таким образом, масдар, отглагольное имя, было применено для наименования того, что читается (ал-макру’); иначе говоря, «Коран» есть страдательное причастие, образованное по модели ал-маф‘ул (Мабахис фи ‘улум ал-Кур’ан, с. 18–19. См. также ал-’Иткан, «Глава семнадцатая о познании имен его (т.е. Корана)).

Можно считать тех, кто утверждает, что Коран обрел свое имя от первого слова, содержащегося в нем, которое было ниспослано, икра’ («читай»), сторонниками подобной точки зрения. Такая точка зрения может быть обоснована тем обстоятельством, что слово ал-Кур’ан представляет собой синоним к масдару (отглагольному существительному) ал-кира’а. С этим связано речение Всевышнего: «Поистине, на нас лежит собирание его и чтение. И когда Мы читаем его, то следуй за его чтением» (75:17–18). Комментаторы полагают, что еще одно речение Всевышнего указывает на чтение: «Милосердный – Он научил Корану…» (55:1–2). Возможно, что такая точка зрения будет поддержана следующим кораническим выражением: «…сотворил человека, научил его изъясняться» (55:2–3) – если таким образом объяснить способ обучения Корану. Разговор об этом, если пожелает Аллах, зайдет тогда, когда мы обратимся к рассмотрению принципов комментирования (ат-тафсир).

Автор сочинения ал-Мабахис полагает, что глагол кара’а («читать») заимствован из арамейского языка и является одним из проявлений влияния этого языка на арабский. Об этом говорит Бергстрассер (лингвист, корановед, знаток наследия Хунайна б. Исхака); это же отмечал востоковед Кренкоу (немецкий востоковед), а у него такое положение было заимствовано Блашером (Мабхис фи ‘улум ал-Кур’ан, с. 19–20. Р. Блашер (1900–1973) – крупнейший французский арабист).

2. Ал-Фуркан («Различение»). Такое название приводится в семи местах текста Наидостойнейшего Корана:

«И вот Мы даровали Мусе писание и различение, – может быть, вы пойдете прямым путем» (2:50). Подобен этому айату айат 49 из суры «Пророки» (21). Очевидно, что в обоих случаях в виду имеется не Благородное Писание (Коран). Термин этот приведен в смысле «Коран» в следующем айате: «…в который ниспослан был Коран в руководство для людей и как разъяснение прямого пути и различения…» (2:181).

Представляется, что смысл этого названия, использованный в данном случае, носит общий характер: «Ниспослал Он тебе писание в истине, подтверждая истинность того, что написано до него. И ниспослал Он Тору и Евангелие раньше в руководство для людей и ниспослал Различение» (3:2). Словоупотребние в данном случае не ограничивается только обозначением Благородного Корана.

Если же мы рассмотрим следующие речения Всевышнего: «…и в то, что Мы низвели Нашему рабу в день различения…» (8:42); «О те, которые уверовали! Если вы будете бояться Аллаха, Он даст вам различение…» (8:29), – то не обнаружим в них указания на что-либо подобное.

Итак, остается нижеследующий благословенный айат: «Благословен Тот, Который ниспослал различение Своему рабу, чтобы он стал для миров проповедником…» (25:1).

Здесь мы можем утверждать, что Господь в данном случае указал на Коран, но не назвал его по имени, а отметил одно из его свойств. Такое утверждение станет тем более основательным, если мы примем во внимание предыдущие айаты.

3. Аз-Зикр («Упоминание»; «Напоминание»). Насчитывается двадцать случаев использования такого наименования. Те из них, из которых явствует, что это одно из имен Корана, таковы.

«Это Мы читаем тебе из знамений и мудрого напоминания» (3:51).

«Разве вы не удивляетесь тому, что напоминание от Господа вашего пришло к одному человеку из вас…» – дважды (7:61; 67).

«Ты не просишь у них за это награды. Это – только напоминание для миров!» (12:104).

«Сказали они: “О ты, которому ниспослано напоминание! Ты ведь – одержимый”» (15:6).

«Ведь Мы – Мы ниспослали напоминание, и ведь Мы его охраняем» (15:9).

«И послали Мы тебе упоминание…» (16:44).

«Это – напоминание благословенное, которое Мы ниспослали …» (21:51).

«Это – только напоминание и ясный Коран» (36:69).

«…Кораном, содержащим напоминание!» (37:1).

«Это – только напоминание для миров» (39:87).

Однако же можно сказать, что в данном наименовании подразумевается качественная, описательная сторона Корана. Таким образом Коран характеризуется в выражении «…Кораном, содержащим напоминание», равно как и в речении Господа нашего: «И Мы облегчили Коран для понимания …» (54:32).

Касательно употребления слова зикр следует отметить, что Аллах часто использует его также и для обозначения других, нежели Коран, вещей и событий в различных айатах и хадисах.

4. Ат-Танзил («Ниспослание»). «Ниспослание от Господа миров» (56:79).

Данное изречение свидетельствует, что «Ниспослание» – скорее описательное обозначение Корана, но не его имя.

5. Ал-Китаб («Писание», «Книга»). Несмотря на то, что данное слово употреблено 118 раз, как говорят, для обозначения Благородного Корана, можно полагать, что оно не относится к разряду его имен. Использование определенного артикля ал- носит грамматически обусловленный характер и показывает, что имеется в виду собственно Благородный Коран. Это связано с тем, что слово «Писание» часто используется в книгах пророков, в то время как слово «Коран» не употреблено ни разу. В некоторых же местах Корана слово «Писание» обозначает именно Коран.

Далее, слово «Писание» имеет значение общего характера. Оно, в принципе, может и не быть названием определенной боговдохновенной книги – ведь и Евангелие, и Тора именуются Писанием, но в то же время за ними сохраняются их собственные названия.

Таковы имена, которыми можно называть Благородный Коран, в то время как прочие его наименования представляют собой обозначения свойств мусульманской Священной Книги. Мы пришли к заключению, что наименование, которое следует считать именем собственным нашего Писания, – Коран, и никакое другое.

Нам остается отметить версию ал-Джахиза, о которой упоминалось выше, и сказать следующее: арабы не называли речения свои диваном. Это слово стало применяться для обозначения собрания стихотворений. Слово же это заимствовано из персидского языка – об этом сказано в арабском толковом словаре ал-Мунджид (Ал-Мунджид, с. 230, словарно-корневая статья д-а-н). Равным образом такие слова, как касида (лиро-эпическое стихотворение), стихотворная строка (байт) и рифма (ал-кафийа) касаются поэзии, а не прозы. В то же время такие слова, как Коран, айат, сура и ал-фасила (конечное слово каждого айата), имеют у арабов вполне определенный смысл, наряду с теми словами, которые этимологически восходят к предыдущим. Разве применимы эти слова к какому-либо собранию речений или прозаических отрывков, а не к Корану? Вместе с тем слово ал-фасила не встречается в Коране – иначе можно было бы утверждать, что Аллах таким образом назвал некую часть Своей Книги.

Источник: Ат-Тасхири, Мухаммад Али. Коран в культуре мусульманских народов / сост. Тахсин ал-Бадри; пер. с араб. Д.В. Микульского, Ф.О. Нофала; науч. ред. Д.В. Микульский. – М.: ООО «Садра», 2018. – С. 22–27.

Последнее изменение 2020 Нояб 23