Фонд исследований
исламской культуры

Правление Йазида и движение Имама Хусайна

2017 Сен 25

Му‘авийа б. Аби Суфйан, занимавший престол в Дамаске уже более двадцати лет и заложивший основы монархического правления, скончался в середине месяца Раджаб 60 г.х. / апрель 680 г. Ещё при жизни он представил своего сына Йазида как наследника престола (Тарих ал-Йа‘куби. Т. 2. С. 160. О попытке Му‘авийи привести людей к присяге Йазиду сначала в Медине, а потом в Куфе (ещё до гибели Имама Хасана), встреченной с одобрением одной частью городской верхушки и вызвавшей противодействие другой, см.: Ибн Кутайба. Ал-имама ва ас-сийаса. Т. 1. С. 165-193; Ибн А‘сам. Ал-Футух. Т. 4. С. 342-346; Тарих ат-Табари. Т. 5. С. 301-303, 320; Ибн ал-Асир. Ал-камил фи ат-тарих. Т. 3. С. 503-508; Ас-Суйути. Тарих ал-хулафа. С. 196-197; Ал-Мас‘уди. Мурудж аз-захаб. Т. 3. С. 27-29; Ал-Макдиси. Ал-бад‘ ва ат-тарих. Т. 6. Гл. 21. С. 6. Ал-Макдиси относится к числу историков, которые начинают сообщение о принесении присяги Йазиду со слов «да будет на нём проклятие» (‘алайхи-л-ла’на)), невзирая на обязательство, взятое им во время мирного соглашения с Имамом Хасаном (‘а), и в оставленном своему наследнику завещании он попросил его соблюдать права курайшитов, сохраняя господство Омейядов и рода Абд Шамса (‘Абд Шамс б. Абд Манаф — один из представителей курайшитской аристократии, который был братом основателя рода Хашимитов (Хашима б. ‘Абд Манафа) и приёмным сыном которого был родоначальник клана Омейядов Умаййа) в целом над Хашимитами. Текст этого завещания противоречил всему, с чем был послан Пророк (с). Хотя Му‘авийа и знал об айате Корана, в котором говорится о том, что Аллах создал людей народами и племенами, чтобы они познавали друг друга, а не гордились этим и возвышались друг перед другом, он был готов возродить гегемонию курайшитов и осуществить на деле желания своего отца. Если бы не началось восстание Кербелы, и род Абу Суфйана не был бы опозорен, все желания Абу Суфйана были бы полностью исполнены в виде завещания Муавии Йазиду. Му‘авийа писал Йазиду следующее:

«Во имя Аллаха, Милостивого и Милосердного! Это завет, который повелитель правоверных Му‘авийа б. Абу Суфйан заключает со своим сыном Йазидом, которому он присягает и которому он передаёт халифат, чтобы он оберегал права людей, занимался их делами и был щедр к ним, наказывал преступников и поступал по-доброму с добродетельными. Он обязан оберегать права арабов, в особенности курайшитов, и отдалять от себя убийц своих друзей, отдавать предпочтение Омейядам и сыновьям ‘Абд Шамса над Хашимитами, несчастным детям убитого повелителя правоверных ‘Усмана над детьми Абу Тураба. Таким образом, я приветствую каждого, кому прочитали это соглашение и кто принял его так, как полагается, подчинившись своему повелителю Йазиду, а кто уклонился от подчинения его власти и отказался от него, того он обязан обезглавить, пока истина вновь не займёт своё место. Приветствую тех, до кого дошло моё письмо и кто смиренно его принял» (Ибн А‘сам. Ал-Футух. Т. 2. С. 353; Ибн Табатабами. Тарих ал-Фахри. С. 111-112; Ал-Харазми. Мактал ал-Хусайн. Ч. 1. С. 258).

Конечно, в этом своём завещании Му‘авийа даёт Йазиду полную свободу казнить противников своей власти, но его предыдущая и настоятельная просьба состояла в том, чтобы Йазид воздерживался от совершения каких-либо действий против Хусайна б. ‘Али (‘а). Хотя с точки зрения Му‘авийи, Имам Хусайн (‘а) и был самым опасным врагом Йазида, тем не менее в случае, если сын Му‘авийи совершит что-либо против Имама (‘а), то он подвергнет легитимность своего правления ещё большему удару, а потому было необходимо не предпринимать никаких действий против Хусайна б. ‘Али (‘а), придерживаясь вместо этого политики молчания и терпимости (Ибн Са‘д пишет, когда пришло время умирать Му‘авийи, он позвал к себе Йазида, дал ему необходимые наставления, а затем напомнил ему: «Если Хусейн б. ‘Али предпримет что-либо против тебя, Аллах поможет тебе руками тех, кто убил его отца и унизил его брата!» (Ибн Са‘д. Ат-табакат ал-кубра. С. 441)).

Йазид, явно не обладавший предусмотрительностью и дальновидностью своего отца и ещё при жизни Му‘авийи требовавший принятия жёстких мер в отношении Имама Хусайна (‘а), больше не видел на своём пути препятствий вроде воли своего отца. Он решил осуществить категоричные положения завещания Му‘авийи, касавшиеся противников монархии, проигнорировав тем самым особую просьбу отца по поводу Имама Хусайна (‘а) (Ибн Табатаба’и пишет, что после своего прихода к власти Йазид не думал ни о чём другом, кроме как о приведении к присяге Хусейна б. Али (‘а) (Ибн Табатаба’и. Тарих ал-Фахри. С. 114)). По этой причине после занятия престола он сразу же написал письмо наместнику Медины Валиду б. ‘Утбе б. Абу Суфйану, в котором сообщил о смерти Му‘авийи и попросил, чтобы по прочтении письма Хусайну б. ‘Али (‘а) он сразу же привёл к присяге его и ‘Абдаллаха б. Зубайра (Ал-Балазури. Ал-ансаб ал-ашраф. С. 159; Ибн А‘сам. Ал-Футух. Т. 3. С. 9; Тарих ал-Йа‘куби. Т. 2. С. 188; Ад-Динавари. Ал-ахбар ат-тивал. С. 227; Ибн Кутайба. Ал-имама ва ас-сийаса. Т. 2. С. 4; Тарих ат-Табари. Т. 5. С. 338; Ибн ал-Асир. Ал-камил фи ат-тарих. Т. 5. С. 14; Ибн Са‘д. Ат-табакат ал-кубра. С. 442; Ибн ал-Касир. Ал-бидайа ва ан-нихайа. Т. 8. С. 146-147; Тазкират ал-хавас. С. 213; Ал-Макдиси. Ал-бад‘ ва ат-тарих. Т. 6. Гл. 21. С. 8; Ал-Харазми. Мактал ал-Хусайн. С. 262). Получив письмо, Валид той же ночью отправил гонца к дому Имама Хусайна (‘а), вызвав его для совещания в резиденцию наместника. Имам (‘а), который сразу же заподозрил в этом ночном вызове что-то неладное, благодаря своей проницательности понял, что Му‘авийа и в самом деле умер (сообщение ‘Утбы б. Мас‘уда говорит о том, что весть о смерти Му‘авийи дошла до мединцев ещё до того, как Имам Хусейн (‘а) был вызван в резиденцию наместника (см.: Ибн Кутайба. Ал-имама ва ас-сийаса. Т. 1. С. 203)) и этот вызов связан с престолонаследием Йазида и принесением ему присяги, отправляясь в резиденцию наместника, подумал об особых военных мерах и взял с собой несколько вооружённых сподвижников, чтобы в случае необходимости (если Валид попытается принудить его к присяге) воспользоваться их помощью. Имам (‘а) велел своим спутникам остановиться у входа в резиденцию, а сам вошёл внутрь, чтобы встретиться с наместником Медины (Тарих ат-Табари. Т. 5. С. 339; Ибн Са‘д. Ат-Табакат ал-кубра. С. 442; Ибн А‘сам. Ал-Футух. Т. 3. С. 19; ; Ал-Харазми. Мактал ал-Хусайн. С. 264; Ибн ал-Касир. Ал-бидайа ва ан-нихайа. Т. 8, С. 147).

Когда Имам (‘а) вошёл в резиденцию, Валид официально сообщил ему о смерти Му‘авийи и добавил, что обязан привести его к присяге Йазиду. Имам (‘а) считал целесообразным не давать быстрого ответа на это требование. Он сказал наместнику, что даже если бы он произнёс эту присягу посреди ночи в резиденции, то всё равно был бы вынужден повторить её при свете дня в мечети при скоплении народа. Поэтому лучше отложить вопрос о присяге на следующий день. Тот принял это предложение (Ибн Са‘д сообщает о том, что между Имамом Хусейном (‘а) и Валидом имел место конфликт. Супруга последнего, Асма, упрекала своего мужа за дерзость по отношению к внуку Посланника Аллаха (Ибн Са‘д. Ат-Табакат ал-кубра. С. 443; Тарих ал-Фахри. С. 114)), после чего Имам (‘а) покинул резиденцию. Присутствовавший там Марван б. Хакам, который ещё питал кое-какие надежды, незамедлительно напомнил ему о распоряжении Му‘авийи и настоял на том, что необходимо привести Хусайна б. ‘Али (‘а) к присяге во время этой самой встречи и не давать ему уйти, пока он не примет присягу, потому что завтра они уже могут не застать его. Некоторые писали, что Марван даже попросил Халида убить Имама (‘а) прямо в резиденции, если он откажется это сделать (Ибн Кутайба. Ал-имама ва ас-сийаса. С. 204-205; Также см.: Тарих ат-Табари. Т. 5. С. 340; Ибн Са‘д приводит сообщение, противоречащее тому, что было приведено выше. Он пишет, что после того, как Имам (‘а) отправился из Медины в Мекку, Марван написал ‘Убайдаллаху б. Зийаду, что к нему направляется Хусайн б. ‘Али, сын дочери Посланника Аллаха (с), и поклялся Аллахом, что никто не является более любимым для них, чем Хусайн (‘а), а потому необходимо воздержаться от того, чтобы проявлять по отношению к нему гнев (Ибн Са‘д. Ат-табакат ал-кубра. С. 452. Ибн Са‘д также упоминает о письме Амра б. Са‘ида ‘Убайдаллаху. Также см.: Ибн ал-Джаузи. Тазкират ал-хавас. С. 214; Ибн ал-Касир. Ал-бидайа ва ан-нихайа. Т. 8. С. 147). Однако эта просьба была

отвергнута Валидом и встречена резкой реакцией Имама (‘а), так что Марван был вынужден больше не настаивать (Ал-Харазми. Мактал ал-Хусайн. С. 267; Ибн ал-Касир. Ал-бидайа ва ан-нихайа. Т. 8. С. 147; Ибн Саббаг. Ал-фусул ал-мухима. С. 182. В отличие от данного предания, в некоторых сообщениях также говорится о том, что по прибытии Имама Хусейна (‘а) в резиденцию наместника между ним и Валидом возник спор, а когда последний вернулся к себе домой, супруга стала упрекать его за такое обращение с сыном Фатимы (Ибн ‘Асакир. Тарих мадинат Димашк. Т. 14. С. 206)).

Один из самых ранних историков Ал-Йа‘куби пишет в своём кратком сообщении по этому поводу: «Была ещё ночь, когда Валиду пришло письмо. Он отправил за Хусайном и ‘Абдаллахом б. Зубайром, сообщив им о случившемся. Они сказали, что утром придут к нему вместе с народом. Марван сказал ему: “Клянусь Аллахом, если эти двое выйдут отсюда, ты их больше не увидишь, а потому схвати их, чтобы они принесли присягу, а если они не согласятся, отруби обоим головы”. Валид сказал: “Клянусь Аллахом, я не прерву с ними родственных связей”. Они вышли от него и той же ночью выехали (из Медины)» (Тарих ал-Йа‘куби. Т. 2. С. 177-178; Шейх ал-Муфид. Ал-Иршад. С. 200-201; Ал-Мас‘уди. Мурудж аз-захаб. Т. 3. С. 54).

Разница в подходах двух видных представителей Омейядской власти в Дамаске, Валида б. ‘Утбы и Марвана б. Хакама, к распоряжению Йазида была по сути отражением имевших тогда место противоречий между Омейядами по поводу признания легитимности сына Му‘авийи. Как утверждал Валид, и как он сказал Марвану, он был не готов пожертвовать своей посмертной жизнью в угоду мирской жизни Йазида, запятнав руки кровью Имама (‘а). Эти слова были самой естественной и оправданной аргументацией, которую только мог предложить Валид, чтобы отказаться от убийства Имама Хусайна (‘а), но независимо от того, верил ли наместник Медины в сказанное им или сказал так, потому что знал о том, что перед резиденцией стояли сподвижники Имама (‘а) из числа Хашимитов, но остаётся очевидным, что он не смог сделать того, о чём его просил Йазид, потому что силы Омейядов в Медине были настолько незначительны по сравнению с силами их противников, принадлежавших к Хашимитам, сторонникам ‘Абдаллаха б. Зубайра и прочим, что даже та небольшая группа, которая отправилась к резиденции в сопровождении Хусайна (‘а), была в состоянии оказать отпор Валиду (это подтверждается последующими событиями в Медине и начавшимся в городе восстанием против Омейядов, а также бегством Марвана, спасавшего свою жизнь и жизнь своей семьи, о которых говорится в некоторых источниках. См.: Тарих ат-Табари. Т. 5. С. 424; Ибн ал-Асир. Ал-камил фи ат-тарих. Т. 4. С. 111). К тому же, как нам представляется, Валид, знавший о внутренних противоречиях в Омейядской среде, которые имели место в данный период, а также о намерениях Марвана и его планах занять Омейядский престол, был осведомлён и о том, что Марван хотел бы устранить главного противника своего будущего восхождения к власти — Имама Хусайна (‘а), сделав это руками Валида под предлогом исполнения приказа Йазида. Поэтому в тех условиях, когда он понимал, что власть сына Му‘авийи пошатнулась, Валид не хотел ничего предпринимать против Имама Хусайна (‘а), чтобы не становиться орудием в руках Марвана, не противопоставлять себя тем, кто был в мирной оппозиции к властям, и не обрести славу убийцы Имама Хусайна (‘а).

Конечно же, Марван б. Хакам, оставаясь верным своей давней вражде с ‘Али (‘а) и его семейством, невзирая даже на заступничество за него Имама Хасана (‘а), когда он попал в плен во время Верблюжьей битвы, нисколько не отошел от своей ненависти к роду ‘Али, но вряд ли его настоятельную просьбу к Валиду о необходимости привести Имама Хусайна (‘а) к присяге или убить его прямо в резиденции можно объяснить лишь этой давней враждой. Ал-Мас‘уди и Ибн Кутайба однозначно указывают на то, что в период правления Му‘авийи Марван больше всех претендовал на занятие должности халифа после смерти Му‘авийи (Ал-Мас‘уди. Мурудж аз-захаб. Т. 3. С. 28-29; Ибн Кутайба. Ал-имама ва ас-сийаса. Т. 1. С. 176).

В другом месте в книге «Нахдж ал-Балага» Достопочтенный ‘Али (‘а) предвидел благодаря этим устремлениям Марвана и шаткости положения рода Абу Суфйана по сравнению с родом Марвана, что именно он и наследует власть Омейядов.

Марван, который применил все свои силы, чтобы подорвать авторитет третьего халифа и подговорить сподвижников принять участие в Верблюжьей битве, сыграл самую заметную роль в ослаблении власти ‘Али (‘а) и создал наилучшую почву для возвышения к вершинам власти Му‘авийи, таким образом, не мог удовлетвориться наместничеством Медины и наблюдать, как Му‘авийа назначил в последние годы своей жизни Йазида своим престолонаследником.

После получения известия о назначении престолонаследником Йазида и письма от Му‘авийи, в котором тот просил Марвана привести к присяге Йазиду народ Медины, и считая себя во всех отношениях достойным быть преемником Му‘авийи, он был настолько взбешён, что тут же написал ему ответное письмо о том, что народ Медины отказывается присягать Йазиду. Получив письмо от Марвана, Му‘авийа снял его с должности наместника Медины, поставив на его место Са‘ида б. ал-Аса (Марван был отстранён от должности в месяце Раби‘ ал-Аввал 49 г. х. / апрель 669 г., а уже через месяц на его место был назначен Са‘ид (Тарих ат-Табари. Т. 5. С. 232; Ибн ал-Асир. Ал-камил фи ат-тарих. Т. 3. С. 460; Ибн Кутайба. Ал-имама ва ас-сийаса. Т. 1. С. 176)). Когда Марван это понял, он собрал своих сторонников, отправился за своими кормилицами из племени Бану Кинана и выехал из Медины в Шам в сопровождении самых влиятельных своих сторонников из рода Омейядов и союзников клана Марванидов, которые называли себя стрелами в руках Марвана, чтобы выразить свой протест против назначения Йазида преемником.

Если некоторые имеющиеся источники полностью отражают реальность и свободны от искажений, можно сказать, что именно опираясь на свое прочное положение, Марван сумел открыто осудить Му‘авийю после того, как так сблизился с ним. В такого рода сообщениях утверждается, что по прибытии Марвана вместе с его родственниками и сторонниками ко дворцу Му‘авийи они не были пропущены внутрь стражниками из-за их многочисленности. Тогда Марван и его спутники избили стражников и вошли во дворец (там же). В этот момент взгляд Марвана пал на Му‘авийю, и хотя он и обратился к нему как к халифу, в своей речи, начатой им с прославления Аллаха и восхваления великих деятелей религии, он сказал: «О сын Абу Суфйана! Ты дошёл до того, что уже сажаешь на престол своих детей. Знай, что ты пользуешься поддержкой со стороны своего рода и несёшь перед ними ответственность за соблюдение очерёдности» (там же; Ал-Мас‘уди. Мурудж аз-захаб. Т. 3. С. 28-29).

Марван сказал эти слова, указывающие на его достоинство и положение, позволяющие ему занять пост халифа после Му‘авийи, в тех условиях, когда он знал, что дело уже сделано и возможность сместить Йазида и соблюсти очерёдность правления упущена. Именно поэтому, когда Му‘авийа скрыл свой гнев, успокоил Марвана и назвал его преемником Йазида (Ибн Кутайба. Ал-имама ва ас-сийаса. Т. 1. С. 176; Ал-Мас‘уди. Мурудж аз-захаб. Т. 3. С. 28-29), сын Хакама замолчал и вернулся в Медину, имея обещание, данное ему Му‘авией, и укрепившееся положение, после чего стал ожидать своей очереди на правление.

После возвращения Марвана в Медину Му‘авийа, искавший благоприятного стечения обстоятельств для того, чтобы унизить Ибн Хакама, попытался сделать это с помощью Са‘ида б. ал-Аса в 54 / 674 г. Он написал Са‘иду, чтобы тот разрушил дом Марвана, конфисковал всё его имущество, а также отобрал у него Фадак (См. Тарих ат-Табари. Т. 5. С. 293; Ибн ал-Асир. Ал-камил фи ат-тарих. Т. 3. С. 497) . Поскольку Са‘ид б. ал-Ас оказался не готов исполнить приказ Му‘авийи (Са‘ид не исполнил приказа Му‘авийи, потому что в силу своей прозорливости осознавал, что расчёт Му‘авийи состоял в создании раскола и взаимной ненависти между видными представителями Омейядов Медины. См. Тарих ат-Табари. Т. 5. С. 293; Ибн ал-Асир. Ал-камил фи ат-тарих. Т. 3. С. 497), тот был вынужден вновь назначить Марвана наместником Медины, хотя и по-прежнему ожидал наступления дня, когда он сможет ему отомстить. Наконец-то, в месяц Зу-л-Ка‘да 58 г. х. / сентябрь 678 г. вновь представилась возможность и благоприятные условия для того, чтобы отстранить Марвана от должности наместника и унизить его. На этот раз Му‘авийа опять издал приказ о смещении Марвана б. Хакама б. ал-Аса с должности наместника Медины и вдобавок к тому, что он назначил на этот пост Валида б. ‘Утбу б. Абу Суфйана (См. Тарих ат-Табари. Т. 5. С. 309. Ранее мы отметили, что, согласно сообщению Ад-Динавари, Му‘авийа прежде уже отстранил Марвана от должности наместника Медины и назначил на его место Са‘ида б. ал-Аса), он ещё и пренебрёг данным им когда-то обещанием определить Марвана в качестве наследника Йазида (См. Ал-Мас‘уди. Мурудж аз-захаб. Т. 3. С. 29).

В силу этого давнего противостояния между Му‘авией и Марваном по поводу престолонаследия Йазида, его правления и ослабления позиций Марвана в Омейядском политическом кругу Марвану следовало предпринять действия для восстановления своих пошатнувшихся позиций именно на начальном этапе правления Йазида. Именно поэтому, когда он узнал о содержании письма Йазида Валиду б. ‘Утбе, он занял в резиденции наместника Медины ещё более жесткую позицию по поводу Имама Хусайна (‘а), чем сам Валид, чтобы показать Йазиду, что он теперь является сторонником его правления, невзирая на то, что было в прошлом. Эта новая политическая линия Марвана могла показаться тем, кто не желал помогать ему укреплять своё положение, самым малым препятствием на пути ещё большего разрушения и ослабления его места в истеблишменте власти. С другой стороны, Марван хорошо знал, что Хусайн б. ‘Али был самой достойной кандидатурой на роль лидера восстания против Омейядов. Поэтому, настаивая на убийстве Имама (‘а), он тем самым делал приятное Йазиду и вместе с тем устранял его руками самое мощное препятствие на пути реализации своих планов, оставляя позор убийства Имама Хусайна (‘а) на совести Йазида.

Источник: Голамхосейн Заргаринежад. Движение Имама Хусайна и восстание Кербелы / пер. с перс. И.Р. Гибадуллина. – 2-е изд. – М.: ООО «Садра», 2017. – С. 184–197.

Последнее изменение 2017 Сен 26