Версия для печати

Насер Тавуси: «В каждой культуре, у каждого народа есть какой-то вид искусства, который является для него знаковым»

2020 Авг 03

История каллиграфии началась более тысячи лет назад, в исламской культуре она развивается и эволюционирует со времен Абассидов (750–1258). Ранее существовало более 40 стилей каллиграфии, но постепенно они сформировали шесть законченных стилей, так называемый секстет (набор из шести стилей каллиграфии). Позже от этих и других шрифтов и стилей также отделился насталик (nasta’lik)», – рассказывает знаменитый иранский каллиграф Насер Тавуси, посвятивший теории и практике каллиграфии более 30 лет.

Насер Тавуси – уникальный мастер. Уже долгое время он профессионально занимается возрождением древних шрифтов, реставрацией работ разных эпох. Это позволило ему овладеть всевозможными почерками исламской каллиграфии, среди которых ранний куфи, мухаккак, сулюс, райхан, тауки, рика, насх, насталик и шекасте насталик («ломаный насталик»). Он восстановил такие забытые шрифты, как рика и тауки. Обновил их, вдохнул в них новую жизнь, так что впоследствии другие мастера тоже начали выполнять работы в этих стилях.

Насер, арабское письмо кажется европейцам необычным и неимоверно сложным из-за некоторых своих особенностей. Первая бросающаяся в глаза – письмо справа налево, а не наоборот, как принято у нас. Вопрос, почему у разных народов разные направления письма, интересовал ученых и исследователей еще с древних времен. Некоторые из них пытались связать это с природными особенностями, считая, что все дело в преобладании среди арабских народов левшей. А что вы думаете по этому поводу?

Причины того, что арабская письменность кажется европейцам такой трудной, вот в чем.

Во-первых, лучше говорить об исламской письменности, а не арабской, так как многие страны и народы – иранцы, африканцы, европейцы – благодаря многочисленным связям и взаимодействиям между нациями во время раннего периода ислама в какой-то степени повлияли на появление и развитие ее шрифтов (линий).

Во-вторых, действительно, в исламской письменности есть много черт и особенностей, таких как округлость, усиление и ослабление линии, которых нет в европейском письме.

Что касается предположения, что среди арабов больше левшей, и поэтому или по каким-то еще природным характеристикам они предпочитают писать справа налево, эти гипотезы за гранью логики. Во-первых, многие другие народы – иранцы, евреи, халдеи, ассирийцы, турки, татары – тоже писали справа налево, а они не арабы и даже никак с арабами не связаны. Был даже такой формат письменности в древней Греции, когда писать начинали справа налево, а дойдя до конца строки, продолжали писать уже слева направо и так далее. То есть это предположение об арабах не соответствует действительности.

Необычно для европейца и то, что в исламском письме нет заглавных букв. Вместо этого их форма меняется в зависимости от положения в слове. Нет переносов. Чтобы избежать пустоты в строках, слова растягиваются. Трудно ли научиться красиво писать по-арабски? И сколько времени вам потребовалось на то, чтобы овладеть искусством каллиграфии?

В целом, многие законы, правила красивого исламского письма и его строгая техника исполнения были сформированы более тысячи лет назад, так что изучать каллиграфию непросто. Трудно сосчитать, сколько времени уходит на овладение этим мастерством. Нужно потратить долгие годы, чтобы освоить искусство каллиграфии, и постоянно практиковаться. Я лично уже более тридцати лет изучаю каллиграфию, занимаюсь ею, совершенствую свои навыки. И как с любым другим предметом и наукой – обучение никогда не заканчивается. Чем больше занимаешься этим делом, тем больше отдача.

Умение красиво писать ценится в любой культуре, но в исламской – особенно. С чем это связано?

В каждой культуре, у каждого народа есть какой-то вид искусства, который является для него знаковым. Искусство красивого письма, каллиграфия, имеет для исламской культуры такое же значение, как, например, живопись для Европы. В исламе каллиграфией восхищаются, ценят ее, возможно, именно поэтому и исламские художники так ее любят и стараются практиковать, стремясь достичь в ней совершенства.

Вы занимаетесь реставрацией средневековых рукописей и изображений. Насколько это трудоемкая работа? Сколько она занимает времени? Какие требования она предъявляет к каллиграфу?

Дело восстановления и реставрации манускриптов гораздо шире, чем просто каллиграфия. Помимо совершенного владения современными стилями письма, необходимо владеть техникой письма, уметь пользоваться пером (Калам, тростниковое перо) и знать шрифты каждой эпохи. Поэтому для того, чтобы овладеть этим делом, придется потратить всю жизнь, иначе никак не получится, если конечно не найти какой-то короткий путь. К счастью, я как раз его нашел.

Летом 2019 года вы были в Грозном, где в составе жюри приняли участие в фестивале-конкурсе арабской каллиграфии «Шелковые линии». Что вы можете сказать об участниках конкурса, чьи работы вам запомнились больше всего?

Работы в Грозном запомнились тем, что все произведения независимо от стиля (и от страны происхождения) были выполнены с душой, с большим чувством. Уровень мастерства, размер работы не имели для меня никакого значения, все работы были созданы без цензуры и каких-либо ограничений, и это мне было очень интересно.

Насколько нам известно, вы приезжали в Грозный не только с судейской миссией. На конкурсе вы представили несколько своих произведений и провели мастер-класс. Одна из ваших работ была отмечена как уникальная и сейчас выставляется в Москве в Музее мировой каллиграфии, куда ее передал президент Фонда исследований исламской культуры имени Ибн Сины г-н Хамид Хадавимогаддам. Написана она почерком рика́’ (араб. رقاع мн. ч. от قعةُر» – небольшой лист»). Почерк рика́’ относится к шести традиционным арабским почеркам. Его считали утраченным, но вы не только восстановили его, но и разработали шрифт на его основе.

В Грозном, Казани и в Москве я представлял работы и выполнял на мастер-классах работы в стиле рика́’ по нескольким причинам. Первая. Многие древние почерки, такие как рика́’, были со временем утрачены, и их следует возрождать, так как они имеют большую культурную значимость. Я считаю это своим долгом и исполняю его. Вторая причина. Я заметил, что этот шрифт – рика́’ – хорошо применим в современной графике, в нынешнем арт-пространстве и типографской печати. Его здесь не хватало. Так что я восстановил его и обновил, чтобы почтить всех тех, кто на протяжении многих веков работал над сохранением преемственности искусства: новые культурные течения и веяния искусства процветают лишь на базе достижений великих художников прошлого.

Победителем конкурса в Грозном стала художник-декоратор из Уфы Лира Сулейман. В декабре 2019 года на выставке «Мост Тегеран – Уфа – Казань» вы представили двадцать совместных работ. Как родился ваш творческий союз?

С Лирой Сулейман я познакомился в Грозном. Я с большим одобрением отнесся к ее превосходным работам. Она предложила мне провести совместные выставки в Казани, Уфе и в других странах, и я согласился.

Уже много лет вы передаете свои знания и опыт ученикам Школы изобразительного искусства города Кума (Иран), а также студентам Лондонского университета, изучающим исламскую каллиграфию. Что вы можете сказать о своих учениках? Следуют ли они традициям? Как вы относитесь к современной исламской каллиграфии?

Я считаю, что современная исламская каллиграфия великолепна и нужна. Каллиграфия должна быть всегда актуальна, она не должна быть устаревшей, скучной или банальной. Чтобы достичь этого, требуется соблюсти множество условий, одно из самых важных заключается в том, что каллиграфия должна основываться на классических, великих достижениях древности. Художник должен сначала освоить традиционные классические принципы и уже потом их развивать, вносить в них новое, иначе в его работах не будет преемственности. К счастью, многие художники следуют всем необходимым принципам и достигают больших успехов. Но есть и такие, кто заботится только о финансовой составляющей. Их работы не сбалансированы и пусты по содержанию, так что их творчество скоро будет забыто.

Вопросы Марии Томиловой

Источник: Журнал «Каллиграф», выпуск №3, стр. 55–59

 

Полную версию статьи с фотографиями в журнале можно скачать здесь

Последнее изменение 2020 Авг 10