Фонд Ибн Сины

О сочинении «Та’рих Мискинджа»

2020 Окт 06

Дагестанское историческое сочинение «Та’рих Мискинджа» прежде не было известно науке и впервые вводится в научный оборот. Это стало возможным в результате активной научно-исследовательской деятельности дагестанских востоковедов по выявлению и изучению памятников письменной культуры Дагестана на восточных языках. Арабоязычная рукопись «Та’рих Мискинджа» была обнаружена в августе 2009 г. в старинном лезгинском селении Мискинджа (лезг. Мискиск) Докузпаринского района Республики Дагестан членами Археографической экспедиции Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра Российской академии наук и Дагестанского государственного университета (руководитель экспедиции – проф. А.Р. Шихсаидов). Экспедиция, в состав которой входили также З.Ш. Закарияев, А.Р. Наврузов, Н.Г. Мамед-заде, занималась изучением коллекции рукописных и старопечатных книг Джума-мечети (Пятничной мечети) с. Мискинджа. Ныне эта коллекция хранится в здании сельского медресе. Рукопись «Та’рих Мискинджа» была обнаружена на чердаке здания медресе среди старых книг и фрагментов рукописных сочинений. Изучение текста рукописи показало, что это историческая хроника, содержание которой не совпадает ни с одним из известных дагестанских исторических сочинений.

Исследуемая рукопись не имеет переплета и состоит из не сшитых между собой листов. Последние три листа склеены друг с другом. Размеры рукописи: 22×17,5 см (формат текста: 15×12  см). Хорошо сохранившийся арабский текст сочинения состоит из 20  страниц (11 листов) по 15–18 строк на странице. Текст нанесен черными чернилами красивым почерком насх на белую тонкую фабричную российскую бумагу без водяных знаков, которая изготовлена во второй половине XIX в. В нижнем углу третьего листа сохранились следы фабричного овального оттиска, но название фабрики не читается. Названия разделов и надчеркивания выполнены светло-коричневыми чернилами.  Имеются кустоды и поздняя постраничная пагинация. Редкие глоссы. Текст частично огласован. Автор (составитель) сочинения, переписчик, место и  время переписки не указаны. Стиль и манера письма последней, 20-й страницы текста отличается от почерка основной части сочинения. Не исключено, что она была добавлена позже другим переписчиком. Кроме того, текст последней пронумерованной страницы нарушает общую хронологию изложения, поскольку в нем описываются события эпохи Сасанидов, о которых идет речь в начальных разделах сочинения.

Представляет интерес решение проблемы атрибуции этого анонимного исторического сочинения. Оно не имеет названия и условно именуется нами «Историей Мискинджи» (араб. «Та’рих Мискинджа»). Сочинение получило такое условное название исходя из двух обстоятельств. Во-первых, рукопись была обнаружена в селении Мискинджа. Во-вторых, в тексте сочинения большое место уделено истории и роли именно этого селения в эпоху Раннего Средневековья.

Неизвестное прежде историческое сочинение существует пока в единственном списке и впервые вводится в научный оборот. Палеографические данные позволяют предположить, что имеющийся список составлен во второй половине XIX в. Автор сочинения был знаком со средневековой историей Передней Азии и средневековыми поэтическими произведениями. Он хорошо ориентируется в топонимической номенклатуре Самурского региона, Южного Дагестана в целом, а также соседних областей Ширвана. В тексте сочинения автор-составитель либо переписчик именует себя «передатчиком» (накил).

«Та’рих Мискинджа» относится к числу памятников региональной историографии. По своему объему сочинение значительно превосходит так называемые малые хроники – Та’рих Аби Муслим и Ахты-наме. Обе последние хроники, внешне напоминая разновидность жанра «военных историй ислама», представляют собой генеалогические рассказы: Та’рих Аби Муслим – вкупе с жанром агиографии, а Ахты-наме – в рамках хроники одного селения. В Халифате в IX–X вв. параллельное развитие жанра истории и биографии в тесной связи друг с другом было обычным явлением.

«Та’рих Мискинджа» – самостоятельное, хоть и сложное по составу сочинение, являющееся ценным историческим источником. Подобно Дербенд-наме, в нем представлены четыре основные темы: политика Сасанидов в Дагестане; арабо-хазарское противостояние в Дагестане; исламизация края; взаимоотношения арабских полководцев с местными правителями. Если охарактеризовать общую линию «Та’рих Мискинджа», то это основанный на отдельных исторических записях и исторических преданиях рассказ о «триумфальном шествии» ислама по Дагестану, о коренном изменении конфессионального облика региона благодаря усилиям арабских полководцев. Эта одна из основных структурных частей сочинения выдержана в духе широко распространенного в арабской литературе жанра магази или футух ал-булдан. Кроме того, в сочинении уделено значительное внимание описанию наиболее важных событий уже мирного времени, в основном деятельности по благоустройству. Эти сюжеты также связаны с жанром магази, но уже входят в русло другого, не менее широко распространенного в арабо-мусульманском мире жанра фада’ил.

Хроника «Та’рих Мискинджа», по всей видимости, появилась в результате слияния различных источников. Ее структура и содержание не оставляют сомнений в разновременном характере различных фрагментов этой сложной компиляции. В арабском тексте «Та’рих Мискинджа» нередко встречаются персидские термины, что наводит на мысль о существовании персоязычных источников, которые были использованы составителем сочинения. Не исключено, что при составлении первоначального текста «Та’рих Мискинджа» был использован персоязычный текст сочинения Таварих-и Дербенд-наме, легший в основу расширенной компиляции XVII в. Мухаммада ал-Аваби ал-Акташи. Автором протографа Дербенд-наме, созданного в последней четверти XI в., являлся, как установлено А.К. Аликберовым, Йусуф ибн ал-Хусайн ал-Баби (ад-Дарбанди, ал-Лакзи), который умер до 1089 г. [5, с. 315–317]. В свою очередь, источниками протографа Дербенд-наме конца XI в. были труды ранних арабских историков и географов [5, с. 136]. Сходство содержания ряда частей

вновь выявленной хроники «Та’рих Мискинджа» с текстом различных опубликованных списков Дербенд-наме не вызывает сомнений.

Необходимо отметить, что в тексте «Та’рих Мискинджа» присутствуют очевидные следы влияния произведений из цикла эпических ши‘итских поэм о героических подвигах и войнах ‘Али ибн Аби Талиба, что говорит о знакомстве автора с этими произведениями. В «Та’рих Мискинджа» ‘Али наделяется сверхъестественными способностями, что также указывает на ши‘итское происхождение сюжетов с его участием. Можно предположить, что эти сюжеты были включены в текст сочинения в сефевидскую эпоху.

Основные сюжеты сочинения «Та’рих Мискинджа»:

1. Взаимоотношения сасанидского правителя Ирана Кубадшаха (шаханшаха Кавада I) с тюркским (тюркютским) хаканом.

2. Строительство персами города Дербента и комплекса дербентских оборонительных сооружений.

3. Назначение Ануширвана правителем Дербента. Строительство Ануширваном городов и крепостей на Восточном Кавказе и его переселенческая деятельность. Основание Ануширваном «города» Мискинджа в среднем течении реки Самур.

4. Военные действия между персами и хазарами в Дагестане. Разрушение хазарами Мискинджи и убийство ее правителя.

5. Упадок Мискинджи и возвышение Самсама из Микраха.

6. Прибытие ‘Али ибн Аби Талиба и его война с правителем Самсамом. Исламизация ‘Али ибн Аби Талибом селения Мискинджа.

7. Рассказ о прибытии арабских полководцев Ибрахима и Салмана ал-Бахили из Ширвана и Кубы в город Дербент и сражениях с хазарами.

8. Рассказ о приходе к власти в Дербенте Абу ‘Убайды ибн ал-Джарраха.

9. Рассказ о прибытии в Дербент Муслима ибн ‘Абд ал-Малика и его войнах с хазарами.

10. Рассказ о прибытии в Дагестан Абу Муслима и его деятельности по распространению ислама.

11. Рассказ о вступлении Марвана ибн Мухаммада во власть над Дербентом и прочими владениями Дагестана и Ширвана.

12. Рассказ о свержении династии Умаййадов (Омейядов) и переходе власти к ‘Аббасидам.

Источник: Шихсаидов А.Р., Закарияев З.Ш., Наврузов А.Р. Та’рих Мискинджа. Дагестанское историческое сочинение (пер. с арабского языка, комментарии). – М.: ООО «Садра», 2020. – С. 9–13.