Фонд Ибн Сины

Персидские сказки – классика и современность

2020 Дек 25

Столетиями в Персии сочиняли и рассказывали чудесные сказки, посвященные великим богатырям и мудрецам, волшебникам и правителям; прекрасным, но коварным пери; драконам и другим сверхъестественным существам; красивым девушкам и могучим дэвам; царевичам и простым и труженикам; обычным и невиданным животным; растениям и птицам.

Сюжеты многих из этих увлекательных сказок похожи и на сюжеты русских народных сказок, и лучших сказок Востока, это заметно в известных персидских волшебных сказках с их необыкновенными превращениями и переменой судеб (как в сказке «Лунолобая» — персидском варианте «Золушки»).

Среди тем персидских сказок: предстоящее замужество юной девушки; получение в дар (или совет, как получить) волшебного предмета, способного помочь герою (героине) сказки; подвиги во имя родной земли и любви; смертельная схватка с недругами; встречи с мудрыми старцами; приключения в сказочных дворцах; предсказания будущего и последствия таких прорицаний. И многое другое.

Даже злодеи и злодейки в персидских сказках традиционно предстают колоритными и изощренными, полными коварства в своих хитроумных планах. Герои и героини — прекрасны и мужественны, щедры и снисходительны, и к тому же — часто обладают многими чудесными свойствами.

Сказки рассказывали детям, передавая из поколения в поколение, и лишь спустя столетия эти сказки были записаны и изданы уже в виде книг, переведенных на многие языки мира. В том числе и на русский.

Многие новые сказки появились в Персии и соседних странах во время правления шаха Аббаса Великого. В этих сказках рассказано, например, о том, как халиф Харун ар-Рашид из сказок «Тысячи и одной ночи» инкогнито общался с простыми людьми, помогая им. В сказках шах Аббас наказывал предателей и злодеев, узнавал планы врагов, вершил справедливый суд, и влюблялся в прекрасную незнакомку. А потом, уже спустя годы, когда шах возвращался в те самые места, где ее первый раз встретил, оказывалось, что у нее подрастает мальчик, который очень похож на самого шаха. И тогда шах задает вопрос, и, выслушав ответ, радостно признает юношу своим сыном.

Другие сказки повествуют о том, как шах, заботясь о благе подданных, и, не доверяя своим визирям и чиновникам, отправляется вечерами переодетым в простую одежду, бродить по любимому Исфахану. Есть сказки и с упоминанием того, как шах Аббас инкогнито появлялся в других персидских городах и селениях. В некоторых из сказок рассказывается о том, как однажды шах воочию увидел, к чему могут привести его необдуманные указы, которые вместо того, чтобы сделать добро, приносили простым труженикам лишь хлопоты, и что не золото и сокровища, а трудолюбие, взаимопомощь и смекалка помогают простым людям в непростых жизненных обстоятельствах.

Сказка «Сапожник и шах Аббас» повествует о том, как шах инкогнито искушал простого сапожника, к которому впервые зашел в гости в обличье скромного дервиша.

«Шах Аббас подошел к дому и постучался в дверь. На стук вышел сапожник и, увидев перед собой незнакомца в нарядах дервиша, сказал:

– Доброй ночи, дорогой дервиш!

– Доброй ночи, сын мой! – ответил шах Аббас. – Целый день я бродил по горным тропам и очень устал. Разреши хоть полчасика отдохнуть в твоем доме.

Сапожник широко распахнул двери дома и сказал:

– Заходи, добрый дервиш. Пусть твой приход станет счастливым знамением для моей многочисленной семьи.

Сапожник усадил гостя за стол, поставил перед ним сыр и лепешки. А мнимый дервиш спросил, чем хозяину помочь».

Сапожник ответил, что ему ничего не надо, поскольку если «суждено мне чего-то достичь, так это даст мне мое счастье!».

Наутро шах издал указ, который запрещал чинить обувь. Эта весть опечалила сапожника, но он нашел себе другую работу. Так повторялось несколько раз, пока однажды шахские стражники не поймали сапожника за очередным честным, но внезапно запрещенным занятием. Сапожник признался, что у него не осталось других способов прокормить семью. И шах Аббас дал ему придворное звание, богатые одежды и дорогую саблю. А вот жалованье было обещано выплатить позже. Но жить-то на что?

Сапожник продает саблю, вложив вместо нее в ножны деревяшку. Но через несколько дней шах Аббас вдруг устраивает публичный суд и велит бывшему сапожнику казнить приговоренного этой самой саблей. Однако тот оказывается весьма сообразительным… «Испугался бедный сапожник шахского гнева, схватил за рукоять сабли, обратил взор к небесам и сказал: – О Всевышний! Если этот садовник виновен в чем-то, укрепи мою руку, чтобы отрубить ему голову, а если он ни в чем не виноват, преврати мою золотую саблю в простую деревяшку!».

Неслучайно многие персидские сказки, посвященные шаху Аббасу Великому – реформатору и неутомимому труженику на престоле, — похожи на русские народные сказки и предания, посвященные Петру Великому. В том числе и эта сказка о сапожнике. Среди отечественных сказок есть несколько разных вариантов аналогичного сюжета – о подмене стального клинка на деревянный, о приказе Петра рубить им и последующих словах виновника подмены о случившемся чуде.

Традиции классических персидских сказок продолжаются и в наши дни. В серии детских книг «Шекарестан» иранские авторы виртуозно соединяют классические образы и сюжеты с мотивами, взятыми из современности. Эти сказки стали бестселлерами в Иране, по ним сняли серии мультфильмов, игрушки с персонажами этих историй можно найти в каждом иранском детском магазине.

Как и в старинных сказках, тут речь идет о находчивости простых людей, чванстве высокопоставленных вельмож и их слуг, рано или поздно попадающих впросак из-за своих несоизмеримых амбиций. Конечно, в сказках невозможно обойтись без всевозможных плутов и мошенников с их проделками.

В сказочной стране Шекарестан правит капризный и властолюбивый падишах, за порядком в столице следят не всегда честные стражники. Но среди обитателей Шекарестана был трудолюбивый дядюшка Рамзун, который зарабатывал на жизнь тем, что собирал хворост и продавал его на базаре. Доход от такого ремесла был невелик, но на все необходимое хватало. При этом дядюшка Рамзун славился добродушием и веселым характером. Но, как описал Ягане Моради Лаке в повести «Гадальщик простой и гадальщик падишаха», однажды его жена отправилась за покупками и вернулась в дурном настроении. Оказывается, вместе с ней в лавку зашла жена придворного гадальщика, и торговец отнесся к той с намного большим вниманием и почтением. В общем, супруга поставила дядюшке Рамзуну ультиматум: немедленно стать гадальщиком. Что же оставалось делать честному дровосеку, который всегда считал гадание разновидностью обмана, как найти выход?..

Конечно, дядюшка Рамзун надеялся, что супруга образумится, а там и очередные вязанки хвороста удастся продать, значит, деньги на необходимое будут… Но жена его даже слушать не желала. Пришлось ему продать свой топорик, чтобы купить атрибуты гадального ремесла, и усесться со всем этим на базаре. А в тот самый день, как выяснилось, у одного уважаемого мудреца пропали верблюды. Ученики обшарили весь город, но тщетно.

«И пока они искали верблюдов, взгляд их упал на коврик дядюшки Рамзуна. Один из них сказал: «А может, подойдём к этому гадальщику? Вдруг он сможет найти верблюдов?» Второй согласился. Дядюшка Рамзун не знал, что им сказать». Поэтому в лучших традициях историй о Ходже Насреддине, которому тоже доводилось вопреки желанию побывать гадальщиком, бывший дровосек стал тянуть время. И придумал остроумный совет! Но все совпало так, что старательно выполнявшие его указание люди нашли верблюдов своего учителя.

Дядюшка Рамзун прославился, как мастер гадального ремесла, к нему каждый день очередь стояла. Однако он не зазнался, наоборот, все время помнил, что ремесло-то не слишком достойное — даже когда нечаянно перехитрил шайку воров и стал придворным гадальщиком. Наверно, поэтому он и сумел благополучно избежать и соблазнов высокого положения, и гнева капризного владыки.

«Разумеется, дядюшка Рамзун долго не пробыл гадальщиком падишаха. Вскоре, получив много денег, он отправил себя на пенсию. И на первую пенсию купил себе большую коробку фиников и топорик для сбора колючек. Он лучше всех знал, что гадание — обман и шарлатанство».

Продолжается и традиция изображать в сказках удивительных животных, иногда отмеченных благородством, которым может похвастаться не всякий человек. А порой наоборот, в четвероногом обличье предстают носители вполне человеческих грехов и пороков, и аллегорическая форма изложения делает их еще заметнее.

Например, в сказке-притче Сейеда Мехди Шоджаи «Друг есть друг, а враг есть враг», основанной на классическом сюжете из старинного персидского сборника «Калила и Димна», всё начинается с того, что зверей и человека постигла общая беда. Вышедший на охоту тигр провалился в ловчую яму. А там уже томились другие жертвы – обезьяна, змея и человек. Разумеется, все они испугались грозного хищника. Но как вовремя напоминает мудрая змея, в ловушке неуместно сводить счеты. И хотя человек очень неубедительно объясняет, как он, городской ювелир, оказался в лесу, только он может позвать на помощь, если мимо ямы пройдет кто-то еще. Вскоре змея ощущает колебания почвы – чьи-то шаги. Ювелир начинает кричать и вскоре все слышат отзыв.

«– Я путник! Странствую по всему свету, – ответил тот. – Я шёл по лесу и услышал крики о помощи. Как же ты упал в эту яму?

– Охотники соорудили эту ловушку для зверей! Не я один угодил в западню! Здесь ещё тигр, змея и обезьяна. Брось-ка нам скорей верёвку! И мы наконец-то выберемся отсюда!

– И они до сих пор не тронули тебя? – спросил путник.

Он с удивлением смотрел на тигра и змею.

– Если не вредят нам, мы никого не обижаем, – ответила за ювелира змея. – Пожалей нас! Спаси! Мы вовек не обидим тебя и сполна отплатим добром!

Недолго думая, путник вытащил из заплечного мешка длинную верёвку, опустил её конец в яму и с большим трудом вытащил оттуда ювелира и троих зверей».

Конечно, все благодарят спасителя и обещают гостеприимство, если ему доведется еще раз оказаться в этих местах. Такой случай выпадает через год. И звери действительно узнают того, кто им помог, – обезьяна спешит принести лучшие фрукты и орехи, тигр дарит найденную в лесу драгоценность… А вот ювелир, увидев сокровище, решает обвинить странника в преступлении, чтобы того казнили. Но змея, благодаря способности проскользнуть, куда угодно, спасает приговоренного и карает клеветника.

В эпоху высоких технологий сказки сохраняют свое значение – хранилища традиций, морального камертона, да и просто чудесных неподдельно живых историй.

Автор: Алекс Громов

Источник: http://terraart.ru/?p=10170