Фонд Ибн Сины

Персидская каллиграфия

2021 Янв 21

Искусство изящного начертания букв уходит своими корнями в глубину веков. Особой славой с давних пор пользовались на всем Востоке каллиграфы из Персии. Об их высочайшем мастерстве и том уважении, которым они были окружены в народе, с восторгом писали и европейские путешественники.

Сами же каллиграфы с таким трепетом относились к этому искусству, что недопустимым было бросить на землю стружку после очинки калама и даже пустой лист бумаги, ведь на нем потом могли быть написаны аяты из Корана.

Документальный фильм «Точка»

Тебриз

Имена величайших каллиграфов и созданные ими произведения обычно ассоциируются с городами, в которых в разное время располагалась столица Иранского государства. Покровительство властителей и вельмож позволяло мастерам совершенствоваться в своем искусстве, регулярно получая заказы, а значит, и средства к существованию. Только сам шах и его приближенные могли заказать книгу, для изготовления которой требовалась дорогая бумага или пергамент, сусальное золото и краски для миниатюр, чернила самого лучшего качества, а для переплета — кожа тонкой выделки, драгоценные металлы и самоцветы. И долгая тщательная работа мастера каллиграфического письма.

«До VIII/XIV в. искусные каллиграфы по большей части собирались в Багдаде, центре государства ‘Аббасидов. В тимуридскую эпоху они, пользуясь покровительством властей предержащих, жили в Герате, в сафавидскую эпоху – в Табризе, Казвине и, главным образом, Исфахане, а с каджарского периода – в Тегеране. И действительно, огромные расходы на производство лицевых рукописей и альбомов (в частности, бумага, краска, золото, серебро, кожа и т.п.), а также на жалование мастерам, требовали поддержки из шахской казны или из личных средств государственных деятелей. При этом переписчики второй и третьей руки во всех городах, а иногда даже деревнях принимали заказы, востребованные в обществе, и тем самым зарабатывали себе на хлеб».

Хамид-Реза Келичхани. Иранская каллиграфия. Знакомство с традицией

Табриз был столицей государства ильханов – потомков Хулагу, внука Чингисхана. При Хулагуидах начала формироваться знаменитая Табризская школа миниатюры. Но кроме художников правители собирали в своей столице и лучших каллиграфов того времени. Кто-то из мастеров добровольно переселялся в Табриз, других принуждали силой.

В этот период был создан ряд исторических сочинений, оформленных в виде изысканных манускриптов с красочными иллюстрациями. В том числе — «Джами ат-таварих» («Сборник летописей»), обширный труд на персидском языке. Он был подготовлен по велению ильхана Газаны визирем Рашид ад-Дином. В работе над этим произведением участвовал Болад, представитель великих ханов при дворе Газан-хана. По воспоминаниям современников, он диктовал свои рассказы по истории монгольских завоеваний, а сам визирь Рашид ад-Дин их усердно записывал. Трудились над «Джами’ ат-таварих» также два мудреца из Китая, буддийский монах из Индии и католический — из Франции.

В 1980 году один из списков «Джами ат-таварих» был продан на аукционе «Сотбис» за 850 тысяч фунтов стерлингов и стал самой дорогой восточной рукописью в мире.

Однако полный расцвет каллиграфического искусства, в том числе и в Табризе, наступил позже, когда к власти пришла династия Сефевидов.

Казвин

При шахе Тахмаспе I (1524—1576) столицей государства Сефевидов стал город Казвин. Он традиционно считается одним из главных центров развития иранской каллиграфии. Шах Тахмасп повелел построить в Казвине дворец, получивший название Чехель-Сотун, «Сорок колонн». Несколько десятилетий спустя великолепный дворец с таким же названием появился и в Исфахане. А в казвинском дворце сейчас расположен музей каллиграфии.

«В эпоху правления шаха Тахмаспа люди искусства обрели относительный покой, благодаря которому были созданы такие выдающиеся памятники письменности, как Большое Шах-наме шаха Тахмаспа и Хамсе («Пятерица»). С другой стороны, множество разрозненных образцов письма тимуридской и раннесафавидской эпох усилиями таких мастеров, как Дуст-Мухаммад, Малик Дайлами и Саййид Ахмад Машхади, были собраны в роскошные сборники, получившие наименование муракка‘. Именно поэтому исследователи называют X/XVI в. эпохой расцвета муракки‘».

Хамид-Реза Келичхани. Иранская каллиграфия. Знакомство с традицией

Таким музеем можно по праву назвать и всю старинную часть Казвина целиком. Например, прославленная Соборная мечеть украшена множеством великолепно исполненных исторических надписей, поэтических цитат и назидательных изречений. В Казвине находится гробница ученого и поэта Хамдаллы Мостоуфи, жившего в эпоху шаха Аббаса Великого. На основании ее конического купола можно увидеть замечательной красоты каллиграфическую лепнину – тексты аятов из Корана. Украшена надписями и Зеленая мечеть, возведенная уже при Каджарах.

Исфахан

Выходцем из Казвина был один из величайших каллиграфов времен Аббаса Великого, мастер почеркового стиля «насталик» Мир-Имад Хасани. Столицей тогда уже был Исфахан, именно туда, ко двору шаха и направился Мир-Имад, завершив свое обучение. Он создал собственную школу каллиграфии, вырастил целую плеяду талантливых учеников, в том числе Нур ад-Дина Мухаммада Лахиджи, Абд ал-Джаббара Исфахани, Абу Тураба Исфахани, Мухаммад-Салеха Хатунабади и ‘Абд ар-Рашида Дайлами.

По мнению многих исследователей именно в работах Мир-Имада почерк «насталик» был доведен до абсолютного совершенства. Каллиграфы последующих поколений – не только в Персии, но и в Османской империи, и в Индии — копировали его работы и учились на них. Такая грандиозная слава привела к появлению множества поддельных рукописей Мир-Имада, и современным историкам приходится прилагать немало усилий, чтобы распознать его подлинники.

«Выдающимся мастером почеркового стиля шекясте XII/XVIII в., доведшим его до неповторимой степени красоты, был ‘Абд ал-Маджид Талекани (Дарвиш). Этот величайший мастер шекясте-йе наста‘лика родился около 1150/1737 г. в деревушке Мехран, расположенной в провинции Талекан. В расцвете юности он перебрался в Исфахан, где вёл нищенский образ жизни. Поначалу он упражнялся в почерке по образцам Мирзы Хасана Кермани и Шафи‘а. Все работы Дарвиша являются плодом его творческой деятельности в последние пятнадцать лет жизни (1170–1185/1756–1771 гг.). И хотя до 1179/1765–1766 г. Дарвиш находился под влиянием работ Шафи‘а, впоследствии он создал независимую школу, посвятив себя почерковому стилю шекясте. За свою короткую и полную тягот жизнь этот корифей каллиграфии довёл почерк шекясте до такого совершенства, которого едва ли сумеет достигнуть даже целая плеяда каллиграфов за сто лет. До наших дней сохранились такие работы Дарвиша, к качеству которых удавалось приблизиться очень небольшому числу каллиграфов. Кроме того, мы располагаем списками его поэтического дивана. Важнейшими памятниками, созданными этим каллиграфом, помимо отдельных образцов почерка и альбомов-муракка‘, являются Диван Хафиза, Диван Муштака, Гольшан-е раз [Цветник тайны], Куллиййат [Собрание произведений] и Бустан [Плодовый сад] Саади».

Хамид-Реза Келичхани. Иранская каллиграфия. Знакомство с традицией

Тегеран

В XIX веке основным центром иранской каллиграфии стал Тегеран. Владыки из династии Каджаров стремились соответствовать великим правителям прошлого не только в роскоши, но и в покровительстве изящным искусствам. Фатх-Али-Шах, к примеру, сам был хорошим каллиграфом, как и самый знаменитый из его сыновей – принц Аббас-Мирза. В совершенстве владели этим искусством и две дочери Фатх-Али-Шаха — Умм ас-Саламе и Зийа ас-Салтане.

«Зайн ал-‘Абидин Исфахани был одним из корифеев в почерке насх… В эпоху правления Фатх-‘Али-шаха Каджара он оказался на придворной службе и в своих подписях аттестовал себя «Султани». С усердием, заслуживающем всяческих похвал, он настолько овладел почерком насх, что впоследствии Насер ад-Дин-шах дал ему почётное прозвание «Ашраф ал-куттаб» («Достойнейший из каллиграфов»). В некоторых сохранившихся каллиграфических образцах Зайн ал-‘Абидина мы встречаем указания на более чем столетний возраст этого мастера – столь долгая жизнь позволила ему создать большое количество ценных письменных памятников».

Хамид-Реза Келичхани. Иранская каллиграфия. Знакомство с традицией

XIX век, особенно его вторая половина, стал временем бурного развития техники. Насреддин-шах был большим любителем технических новинок и сторонником модернизации. В Иране, как и на Западе, началось внедрение книгопечатных станков. Благодаря этому книги переставали быть предметом роскоши, доступным только царям и вельможам. Но одновременно происходило и угасание рукописной традиции – в типографии не оставалось места для изысканного каллиграфического мастерства.

Но литографические альбомы, выходившие небольшим тиражом, позволяли продемонстрировать таланты каллиграфов, тем самым способствуя сохранению древней традиции. Перестав быть единственным способом создания книг, каллиграфия стала чистым искусством, сохраняющим актуальность и в наши дни.

Автор: Алекс Громов

Источник: http://terraart.ru/?p=10206

Последнее изменение 2021 Янв 22