Фонд Ибн Сины

Ирано-иракская война: Священная оборона. Война городов

2021 Окт 19

Одним из самых трагичных эпизодов ирано-иракской войны была «война городов». Иракские бомбардировщики и ракеты нанесли удар по иранским городам.

Правительство Саддама Хуссейна быстро столкнулось с тем, что мужество иранцев, защищавших родную землю, не позволило иракским войскам развернуть широкое наступление и продвинуться вглубь страны. Поэтому иракское командование приняло решение начать массированные бомбардировки и обстрелы городов Ирана, чтобы тем самым подорвать боевой дух защитников.

Первого февраля 1984 года в Ираке было объявлено, что первоочередными целями будут 11 иранских городов, и уже 12 февраля ракеты Р-17 обрушились на Дизфуль.

«Однажды Фатима, как обычно, отправилась на рынок за покупками, дети спали дома, и я решила пойти во двор, куда обычно водила их, и посидеть немного на воздухе. Вдруг меня напугал звук пролетавшего мимо чёрного военного самолёта. Он пролетел настолько низко, что я смогла разглядеть на нём изображение иракского флага. Не знаю, откуда взялись во мне силы, но, заметив два снаряда, падающие с самолёта, я вскочила с качелей и побежала к стене, чтобы укрыться. Позже я не могла поверить, что пробежала то расстояние так быстро. Зажав руками уши и глядя на приближающиеся к земле снаряды, я начала произносить слова шахады, ожидая, что через несколько мгновений меня не станет. Я услышала грохот упавших на землю снарядов и сильнейший взрыв, от которого под ногами затряслась земля. Вокруг всё потемнело от поднявшейся пыли и дыма. Удушающий запах пороха и земли мешал дышать. Снаряды взорвались на расстоянии нескольких сотен метров от меня, что позволило мне предположить, что целью бомбардировки была больница Голестан, располагавшаяся за нашим домом».

 Бехназ Зарабизаде. Голестан, 11

В начале марта 1984 года бомбардировщики иракских ВВС бомбили Тегеран, Исфахан и Кум. Во время этих рейдов были сбиты три самолета Ту-22, что оказалось существенной потерей, и бомбардировки были прекращены. Ракетные обстрелы продолжались. К числу городов, причисленных к числу первоочерёдных целей, вскоре были добавлены еще почти двадцать.

Горели и рушились жилые кварталы в Тегеране, Исфахане, Тебризе, Ширазе…  Атакам подвергались и небольшие селения, и лагеря беженцев.

«Однажды, сидя перед домом, погрузившись в размышления и глядя на небо, я вдруг заметила вражеские самолеты. Не успел раздаться пронзительный звук сирены, как на город один за другим стали сыпаться снаряды. Вместо того, чтобы, как обычно, отправиться на бомбардировку города Керманшах, на этот раз иракцы решили совершить нападение на лагерь беженцев. Самолеты, которые обстреливали нас, летели очень низко, и мы были совершенно не готовы к этой атаке. Городок, который строили с таким усердием, был в мгновение стерт с лица земли, вокруг слышались душераздирающие крики, стоны и плач.

Махназ Фаттахи. Фарангис

Иран был вынужден наносить ответные удары по территории Ирака, хотя режим Саддама Хуссейна имел в своем распоряжении большое количество современного на тот момент оружия. Но при этом приблизиться к крупным иранским городам (кроме осажденного Абадана и оккупированного Хорремшехра на берегу пограничной реки Арванд) на расстояние, необходимое для артиллерийского выстрела, иракским войскам не удавалось.

Возможности Ирана были ограничены санкциями США и других стран, явно или скрыто оказывавших поддержку Ираку. У иранской армии и КСИР поначалу вообще не было ракет, а защитникам Абадана не хватало даже самых необходимых боеприпасов, приходилось с огромным риском подбирать на улицах города неразорвавшиеся иракские снаряды.

«Но когда ты кладешь палец на спусковой крючок и приклад пулемета дрожит на твоем плече, чувствуешь ли ты свою силу? И не приводит ли тебя в восторг грохот еще более мощных взрывов от разрывающихся мин, стреляющей артиллерии и падающих ракет, когда они бьют по нашему берегу реки?.. Ты вскакиваешь с места, впустую потрясаешь кулаком… но я в назначенный срок буду действовать хладнокровно и не стану радоваться неминуемому взрыву… А пока ты идешь к назначенному месту… У тебя есть еще четырнадцать минут до того, как я нажму кнопку рации и выдохну заветные слова. Тогда трос миномета дернется, и снаряд полетит тебе навстречу. Ты можешь вспомнить залпы всех тех артиллерийских установок и минометов, из которых вы каждый день палите по нашему городу и уничтожаете всё и всех, кто окажется мишенью вашей артиллерии? Неужели нет более простой задачи, чем уничтожение целого города?»

Хабиб Ахмад-заде. Хроники блокадного города

Двадцать седьмого января 1985 года иракские войска пошли в наступление в районе нефтяного месторождения Меджнун. Были атакованы позиции иранской армии южнее и севернее Меджнуна, а иракский спецназ после массированного артиллерийского обстрела высадился непосредственно на острова. Иранские солдаты провели успешную контратаку и сразу отбросили врагов с северного острова, в руках противника остался только плацдарм на южном острове. Тридцать первого января началось иракское наступление около города Касре-Ширин, однако, несмотря на большие жертвы среди обороняющихся, оно вскоре захлебнулось. Двенадцатого февраля 1985 года Ирак начал продвижение в направлении на город Мехран.

Иранское командование приняло решение об организации контрнаступления в районе Меджнуна – операцию, известную под кодовым названием «Бадр». Иранское командование знало, что Ирак владеет химическим оружием и готов его применять, части, участвующие в операции, получили противогазы и другое защитное снаряжение.

«Спустившись вниз с горы, мы увидели иракские самолеты, прилетевшие бомбить Халабджу. Лишь я один совершенно не понимал, что происходит. Весь город заволокло белым дымом. Потом я услышал, как все кричат: «Наденьте маски! Наденьте маски! Маски! Химатака!» Когда мы вошли в город, то самым первым я увидел – о Господи! – какого-то мужчину, который вместе с ребенком тихо лежал на земле. Я подошел поближе, чтобы посмотреть, не нужна ли помощь, и заметил, что тела обоих еще теплые, но оказалось, что им уже никто не поможет. Никаких следов на телах не было. Только в уголках губ застыла капля крови. Подходя к другим, я видел то же самое… Количество людей вообще невозможно было сосчитать. Никто из наших солдат не мог опомниться. Все только смотрели, шли мимо, но не говорили ни слова. В городе не осталось ни одной живой души, чтобы поговорить с нами… Бомба с отравляющим газом сделала свое дело за несколько секунд».

 Хабиб Ахмад-заде. Хроники блокадного города

Особое внимание иранское командование уделяло борьбе с танковой угрозой. В ночь на 12 марта 1985 года после нескольких подготовительных учений три мотопехотные дивизии армии Ирана и три дивизии КСИР при поддержке артиллерии двинулись в наступлении по направлению к реке Тигр. Боевые порядки иракских сил были смяты, много солдат попали в плен. Уже днём 12 марта иранские подразделения переправились через Тигр и заняли мост через Евфрат.

После начала операции «Бадр» Ирак снова начал бомбить города Ирана. Поскольку стало ясно, что стойкость иранских воинов поколебать не удается, была сделана ставка на причинение максимального экономического ущерба, разрушение предприятий и инфраструктуры.

Большой неожиданностью для Ирака был ответный ракетный удар по Багдаду 25 марта 1985 года. Ракеты Р-17 (иначе – «Скад») Иран получил благодаря помощи Ливии.

Пик «войны городов» пришелся на 1985 год. Иракские ВВС возобновили бомбежки Тегерана, только тяжелые бомбардировщики Ту-22, оказавшиеся уязвимыми для средств ПВО, были заменены более маневренными истребителями-перехватчиками МИГ-25, переоборудованными для нанесения бомбовых ударов. Налеты на иранскую столицу происходили почти каждую ночь. Саддам Хусейн даже провозгласил 1985 год «годом лётчика».

Ракеты «Скад» в Ираке пытались модифицировать, чтобы увеличить дальность их полета. Была увеличена ёмкость для горючего, но попутно пришлось уменьшить вес фугасной боеголовки. Модифицированный «Скад» получил название «Эль-Хуссейн».

Двадцать первого апреля 1985 года из Багдада пришло предложение и перемирии на иракских условиях. Иранское руководство отвергло такой вариант. Сразу после этого был проведен массированный налет на Тегеран, стоивший жизни 78 жителям столицы.

В романе известного иранского писателя Резы Амир-Хани «Её я» описана трагедия двух влюбленных, которые в юности были разлучены в силу ряда обстоятельств. Пережив вместе со страной множество потрясений, они всё же решают связать свои жизни узами брака, но происходит ракетная атака на Тегеран. Возлюбленная героя гибнет вместе с его сестрой…

«Вылетело несколько окон. Осколок стекла, треугольный, впился в один из холстов. Не знаю, чья это была картина — Марьям или Махтаб, но о нее порезался тот молодой солдат. И его кровь пролилась на холст…»

 Реза Амир-Хани. Её я

Ответные удары Ирана и наземные операции иранской армии дорого стоили экономике Ирака, которая уже с трудом выдерживала бремя войны – содержание миллионной армии, 4500 танков, 3000 орудий и 500 боевых самолетов. Эти расходы составляли половину валового национального продукта Ирака.

Несмотря на поддержку действий Ирака со стороны ряда влиятельных и богатых стран, трагические последствия бомбардировок и жертвы среди мирного населения привлекли внимание Организации объединённых наций. Замалчивать ситуацию стало невозможным, поэтому ООН официально заявила о необходимости прекращения ракетных обстрелов и бомбежек.

Автор: Алекс Громов

Источник: http://terraart.ru/?p=10847

Последнее изменение 2021 Окт 20