Фонд Ибн Сины

Маршруты российских паломников в конце XIX – начале XX вв.

2021 Нояб 01

В конце XIX – начале XX вв. паломничество из России в Хиджаз получило довольно широкое распространение. По статистическим данным, от 8 до 12 тысяч российских мусульман ежегодно совершали хадж. Это связано с заметным улучшением общего благосостояния мусульман России, с частичным упорядочением способов передвижения и относительно дешевым проездом по российским железным дорогам. До постройки железных дорог на восточных окраинах Российской империи паломничество оттуда осуществлялось через Персию, Афганистан и Индию. С открытием движения по Закаспийской железной дороге паломники «начали изменять установленный веками путь и двинулись на Красноводск, Баку и Батуми, предпочитая железнодорожные пути караванным. Когда же с 1905 года открылось движение по Ташкентской железной дороге, соединившей Туркестан с Поволжьем и Центральной Россией (Оренбург, Самара, Одесса – А.С.), то паломники Туркестана, Семипалатинской, Ферганской и других областей, примыкающих к ним мест, не исключая жителей пограничных владений Бухары, Персии, Китая и Афганистана, не замедлили направиться по новому пути» (ГА РФ, ф. 102. 2-ое делопроизводство, оп. 47; ед. хр. 314, л. 101-102).

Российские мусульмане добирались до Хиджаза несколькими маршрутами:

А) по Закавказью и северной части Персии. Вопрос о мусульманском паломничестве представлял для России громадную важность не только по многочисленности ее мусульманского населения (по данным Департамента духовных дел, численность мусульман в Российской империи к 1915 г. было 17 миллионов человек. См.: Усманова Диляра. Указ. соч. С. 63), но и еще и потому, что русские подданные-мусульмане совершали паломничество не только в Мекку, но и к другим святыням мусульманского мира, лежащим за пределами России и в особенности в Ирак, к усыпальнице имама Али и  целому ряду других святых мест в окрестностях Багдада. Туда стекались, главным образом, мусульмане-шииты, которых было немало в России, особенно на Кавказе. Основные центры, куда ежегодно прибывали отовсюду паломники-шииты, это город Неджеф, где находится гробница Али, и Кербела, где похоронен Хусейн, сын Али. Второстепенными центрами служили местечки Казимейн, в 7 верстах от Багдада; Куфа с развалинами мечети, где был убит Али; Сулейман-Пак в 5 часах езды от Багдада; Самарра с могилами нескольких святых имамов и др. Таким образом, маршрут паломников из Закавказья лежал через узловой пункт Кирманшах в Иранском Курдистане и пограничный с Турцией город Ханекин, по направлению на Багдад – к священным местам Казимейну, Кербеле, Неджефу и др., и далее через пески Аравии – в Мекку и Медину. А.М. Левин, руководствуясь донесениями русских консулов в Багдаде гг. Панафидина и Машкова, пишет, что среди стран, откуда паломники выезжали, по числу паломников-шиитов первое место занимает Индия, второе Персия, а третье –Кавказ. «Хотя точной статистики прибывающих паломников и не существует, но, по заявлению г. Панафидина, – пишет он, – число русских подданных паломников колеблется между 12 и 15 тысячами. Почти все они с Кавказа, из Средней Азии прибывает весьма немного. Число паломников колеблется отчасти в зависимости от того, на какое время года приходится праздники Ашура и Арбаин, к которым стремятся попасть паломники. Если эти праздники приходятся осенью или зимой, то паломников собирается больше, если же летом, в разгаре жары и полевых работ, то меньше, таким образом, всегда можно предсказать наперед, будет ли в данном году много или же мало паломников из России» (Левин А.М. Паломничество русских мусульман с санитарной точки зрения. С. 2.).

В XIX – нач. XX вв. хадж на Кавказе уже был организован на довольно прочных началах, благодаря т.н. «чаушам», т.е. проводникам, исключительно занимающимся за известную плату составлением и проводами паломнических караванов, т.е. вербовкой отрядов паломников. Часть из них состояла из местных жителей, часть же – из пришлых турок и арабов, беспрепятственно пробиравшихся в пределы Российской империи нелегально. Ежегодно заблаговременно они разъезжали по деревням края, всячески приглашая к хаджу. Это занятие зачастую передавалось по наследству. Чауши пользовались известным уважением, а во время пути все члены отряда повиновались им беспрекословно, как капитану на корабле. Они назначали места явки паломников и проводили их через границу партиями в 70 и более всадников. Обычно при этом паломники не имели никаких паспортов. Благодаря «естественным свойствам русско-персидской границы», переход таких отрядов из России в Персию происходил без всяких затруднений и без проверки. Каждый чауш водил отряд в 25-40 человек, большей частью конных и вооруженных; лишь беднейшие шли пешком (Там же. С. 3). Перейдя границу, отряды паломников, или, как их называли, «зувваров» сходились в нескольких сборных пунктах, сообразно их местожительству, каковыми обыкновенно служили:

1. Тавриз (Тебриз) – для южной части Эриванской (по большой караванной дороге через г. Маранд и Софиан) и Елисаветпольской губерний (уезды Шушинский и Джебраильский; путь лежал через Худаферин и провинцию Караджадаг).

2. Ардебиль – для южной части Бакинской губернии (уезды Астаринский, Ленкоранский, Геоктепинский и Сальянский).

3. Хой – для западной части Эриванской губернии и для Карсской области.

4. Энзели – для идущих морем из г. Баку, северных частей Бакинской и Елисаветпольской губерний.

5. Бальфруш (Барфаруш) – для Дагестанской области (гг. Петровск и Дербент).

Соответственно указанным сборным пунктам, все дороги, по которым следовали паломники, в Персии распадались на пять групп:

1. Тавриз-Бинад – «Саин-Кала» – Кирманшах.

2. Ардебиль – Зенджан – Хамадан – Кирманшах.

3. Хой – Тавриз – Кирманшах.

4. Бальфруш – Тегеран – Кум – Кирманшах.

5. Энзели – крупнейший иранский порт на берегу Каспийского моря.

Из Кирманшаха, имевшего, таким образом, особое значение как узел пересечения всех важнейших путей из пределов Российской империи в Турецкую Аравию, все паломники направлялись одной дорогой через Махдешт, Гарун, Абад, Керинд, Серипул и Кафи-Ширин в пограничный Ханекин, а затем через Шахредан и Баакубу в Багдад или в находящиеся в окрестностях последнего Кербелу, Неджеф и другие места. Во время пути по Персии паломники не под[1]вергались особым притеснениям, ибо персы – тоже шииты, но в Ханекене дело сразу менялось: «С турецкой границы начинается уже царство суннитов, – пишет А.М. Левин, – весьма враждебно относящихся к шиитам; тут турецкие чиновники взыскивают с них разные установленные сборы (за право носить оружие, которое здесь необходимо, на содержание мостов и т.д.) – втрое и вчетверо против того, что следует, и при этом обязательно турецкой монетой, ко[1]торой у зувваров нет; при этом менялы, состоящие в доле с турецкими чиновниками, жестоко обсчитывают паломников на курсе. То же самое повторяется и на всем пути через турецкие владения до Багдада и во время странствия по святым местам, причем караваны богомольцев нередко подвергаются грабежу со стороны бродячих арабов» (Левин А.М. Указ. соч. С. 3-4).

Б) через Самарканд и Бухару в Афганистан на Мазари-Шариф, Кабул, Пешавар и Бомбей, а оттуда морем в Джидду или Янбу, служившие гаванями для Мекки и Медины. Этим маршрутом активно пользовались туркестанцы. А. Никольский, анализируя тот факт, что туркестанцам было удобнее добираться через Афганистан и Индию, пишет: «Большинство паломников из Туркестана в Джидду ездят через Индию. Это объясняется многими причинами, но самая главная – возможность перехода границы Бухары и Афганистана без паспорта. В те годы, когда в Хиджазе свирепствует хо[1]лера и русское правительство не выдает паспорта паломникам, туркестанцы пользуются этим переходом и просто без паспорта отправляются в хадж. Кроме того, в Афганистане в Мазари Шарифе есть возможность посетить святые места. Паломники совершают зийарат (у мусульман – хождение к святыням) хазрати Али (якобы похороненного в Мазари-Шарифе. – А.С.). Путь через Афганистан обходится гораздо дешевле, чем через Стамбул. По дороге не встречаются крупные города. Паломники устраиваются в караван-сараях и прямо во дворе около костра самим готовят излюбленный плов. Если даже в пути они будут иметь какую-либо нужду, в мусульманской стране несложно найти помощь. А вот в России в таком случае они бы попадали в руки полиции за попрошайничество» (Никольский М.А. Хаҗ сəфəре. - Казан, Бр. Кəримовлар, 1912. - С. 11-12). Другими причинами выбора данного маршрута А. Никольский называет отсутствие карантинов, всяческую поддержку по обеспечению безопасности паломников из Средней Азии и России со стороны афганского эмира. Трудность этого маршрута в том, что расстояние в 1500 км из Самарканда до Пешавара нужно преодолевать верхом на вьючном животном, что очень утомительно. Далее из Пешавара до Бомбея – поездом и оттуда морем – до Хиджаза.

В) из портов Черного моря через Константинополь и Суэц в Джидду или Ямбо. Из всех маршрутов это был наиболее популярным и безопасным.

Паломники из Сибири и европейской части России в основном пользовались пароходами из Одессы и Севасто[1]поля до Стамбула. Раньше паломники из Туркестана добирались по железной дороге до Красноводска, оттуда по Каспию до Баку на пароходе и дальше на поезде до Ростова, а затем и Одессы. С открытием движения из Ташкента садились на поезд до Тулы, а оттуда – до Одессы. Паломники из Сибири, Поволжья и Урала тоже сначала ехали до Тулы и там пересаживались на поезд до Одессы.

Таким образом, основная часть паломников из Поволжья и Сибири собиралась в Одессе. В начале ХХ века в городе имелась единственная соборная мечеть и мектебе (начальное мусульманское училище). Мусульмане проживали в различных частях города, поэтому мусульманского прихода как такового не существовало. Приезжим мусульманам помощь по различным проблемам оказывал уважаемый в городе имам Сабирджан Сафаров (Гали Риза. Хаҗиларга рəфыйк яхуд хаҗиларның алдандыкларыны бəян вə алдан[1]маенча йөрергə тугры тарикъ. – Казан: Электро-типография “Үрнəк”, 1909. - Б. 14). Они устраивались в различных гостиницах. «Мусульманской» считалась «Московская гостиница», хозяевами которой были касимовские татары (Там же. С. 14). Она находилась в центре Одессы, имела около 90 номеров первого класса и славилась европейским стилем. Остановившиеся в этих номерах мусульманские интеллигенты оставались вполне довольны обслуживанием и гордились условиями проживания в единственной мусульманской гостинице среди многочисленных отелей в городе, принадлежащих евреям. Хвалили за современный подход к своему делу молодого хозяина Мухаммада Гази Байсова (Fatih Kerimi. İstanbul mektupları. Hazırlayan Fazıl Gökçek. İstanbul 2001. - S. 12).

Одесса в то время была большим торговым центром. Здесь было много приезжих из Турции. Поскольку до Стамбула можно было добраться за сутки, новости приходили оттуда тоже очень быстро.

В Одессе, в консульстве Турции, паломники брали визу туриста с надписью «До Мекки через Стамбул». Если, по незнанию или ошибке, виза выдавалась только до Стамбула, то там паломника ждали неудобства: хождение в посольство России, перевод паспорта на турецкий язык, дополнительные расходы и т.д. На условия обслуживания в турецком консульстве в Одессе не было ни одной жалобы от российских мусульман, в целом они были довольны быстрым оформлением документов и учтивостью чиновников. Те мусульмане, которые лично приходили в консульство, удивлялись низким ценам за визу и оформление документов, тогда как далилы (официальные чиновники) и другие «помощники» простодушных паломников брали с них большие суммы за эти же услуги.

Стамбул считался основным перевалочным пунктом для российских мусульман на пути в священные города Мекку и Медину. Здесь путники, уставшие от волн Черного моря, могли передохнуть, набраться новых физических и моральных сил для продолжения дальней дороги через пустыни и моря, а также запастись продуктами и водой. Если в средние века паломнику из Поволжья или Мавараэннахра (Мавараэннахр или Мавераннахр – регион между Амударьей и Сырдарьей. Известен также под названием Трансоксиана и Вараруд, историческая область в центральной Азии) нужны были месяцы, чтобы добраться до Стамбула, то со второй половины XIX столетия в результате технической модернизации (начинают ходить поезда, комфортабельные быстроходные суда) дорога до Стамбула заметно сокращается по времени. Появляются несколько новых маршрутов, ведущих в столицу «Мемалик-и Османийе» (Османской империи):

• Московское направление. Поездом из Москвы через Варшаву и Вену путник мог добраться до Стамбула за 6 дней. Этот маршрут был более удобен для тех, кто боялся морских путешествий. Но билет был довольно дорогой (около 100 рублей).

• Севастопольское направление. Пароход из Севастополя до Стамбула уходил один раз в неделю. Время в пути – от 30 часов до двух суток в зависимости от погоды. Но, ввиду того, что суда были небольшие и довольно ветхие, в штормовую погоду сильно качало и плыть на них было небезопасно. К тому же в сезон паломничества с пассажиров брали гораздо больше нормы, и найти билет на этот пароход было сложно.

• Батумское направление. Удобно для кавказских мусульман. При благоприятной погоде за 7-8, а при плохой за 10-12 суток пароход добирался до Стамбула. Рейсы были частые, а суда большие.

• Одесское направление. Этим маршрутом пользовалось большинство паломников из Туркестана, Поволжья и Урала.

Пароходы ходили 5-6 раз в неделю и добирались до места назначения за 32-34 часа. Суда, ввиду своих крупных размеров и хорошей оснащенности, вмещали большое количество пассажиров, которые почти не ощущали небольших штормов (См.: Гали Риза. Указ соч. С. 16).

Паломники, отправляясь в Стамбул, рассчитывали попасть на благотворительные пароходы султана или на бесплатные места, специально выделенные для малоимущих паломников на судах, следующих в Джидду. Перевозкой паломников занимались Русское общество пароходства и торговли, Северное пароходство и Добровольный флот. Но все же большая часть паломников перевозилась на пароходах иностранных компаний, главным образом, турецкой компании «Хедивие» (Там же).

Ниже мы приводим маршруты паломников, следующих морским путем из Одессы:

Маршрут из Одессы в Мекку

Маршрут Одесса – Синоп (длительность пути 337 морских миль, продолжительность плав. 28 часов)

Маршрут Синоп – Константинополь (длительность пути 310 морских миль, продолжительность плав. 27 часов)

Маршрут Константинополь – Порт-Саид (длительность пути 800 морских миль, продолжительность плав. 75 часов)

Маршрут Порт-Саид – Ямбо (длительность пути 558 морских миль, продолжительность плав. 51 часов)

Маршрут Ямбо – Джидда (длительность пути 200 морских миль, продолжительность плав. 20 часов)

Маршрут из Одессы в Медину

Маршрут Одесса – Синоп (длительность пути 337 морских миль, продолжительность плав. 28 часов)

Синоп – Константинополь (длительность пути 310 морских миль, продолжительность плав. 27 часов)

Константинополь – Бейрут (длительность пути 850 морских миль, продолжительность плав. 78 часов)

Дальнейшее движение до Медины паломники совершали по Медино-Бейрутской железной дороге (См.: Всеобщий иллюстрированный путеводитель. Под ред. Н.Н. Лендера (Путника). - СПб, 1911. – С. 292).

Маршрутов в сторону Мекки и Медины из Стамбула было три: 1) через Бейрут и Яффу: по Хиджазской железной дороге прямо до Медины; 2) Суэцкое направление: на пароходе до Ямбо и Джидды; 3) по железной дороге через Египет. Выбравшие первый маршрут паломники покупали билеты на почтовый пароход, идущий в Бейрут. При хорошей погоде через 3 три дня они достигали цели, там тоже посещали святые места и далее поездом добирались до Медины. Но, как известно, Хиджазская железная дорога открылась только в 1908 году, а до этого довольно трудно было добираться как до Бейрута, так и оттуда до Медины. Выбравшие второй маршрут покупали билеты на специальные пароходы для паломников до Джидды и через 10-12 дней уже находились на святой земле. Третий маршрут был удобен для тех, кто еще в Одессе покупал билет на пароход до Александрии. С этим билетом паломник мог оставаться сколько угодно в Стамбуле, а потом сесть на любой российский пароход до Александрии. Можно было купить билет на почтовый пароход по египетскому направлению и в Стамбуле. По дороге путешественники могли знакомиться и с другими городами Османской империи, поскольку пароход делал остановки в Гелиболу, Чанаккале, Измире (Смирне). При хорошей погоде через 5 суток паломни[1]ки были в Египте. После посещения Александрии далее ехали по железной дороге через Каир до Суэца, оттуда – на пароходе в Джидду.

Из Медины или Джидды до Мекки дорога была очень сложной. Приехавшие в Ямбо (т.е. в порт Медины) паломники добирались на верблюдах до Медины 3 дня и от Медины до – Мекки 10 дней. А те, кто приехал в Джидду (порт Мекки), дорогу до Мекки (90 верст) проходили за 2 суток на верблюдах или 18 часов на ослике (О паломничестве мусульман в Мекку. Из отчета Его Высочеству Принцу Ольденбергскому по командировке в г. Джидду Д.Ф. Соколова. С. 3-4). Эти участки дороги были опасны. Бедуины часто нападали на караваны, грабили и убивали путников. Российские паломники старались примыкать к так называемому султанскому каравану, ежегодно направляемому турецким султаном с подарками шерифу Мекки. Караван охранялся турецкими солдатами, и бедуины не смели нападать на него. В конце XIX века караваны шли из: 1) Сирии – (Сирийский караван) от Дамаска, который связан дорогой с морским портом Бейрута, через Хедиф и Медину; 2) Египта (Каирский караван) – от Каира через Акабу и затем вдоль берега Красного моря; 3) Багдада (Месопотамский караван) – на Медину; 4) от Персидского залива (Недждедский караван) – от Аджара и Беда через Рияд в Мекку и 5) от Индийского океана (Йеменский караван) – от Мукаллы через Саад Ассир в Мекку. К йеменскому каравану присоединялся еще небольшой караван, идущий из Саны. На первых четырех караванных путях для осмотра возвращающихся с хаджа паломников устраивались санитарно-карантинные кордоны (См.: Faroqhi Suraiya. Hacılar ve Sultanlar. Osmanlı Döneminde Hac 1517-1638. Çeviren Gül Çağalı Güven. – İstanbul, Tarih Vakfı yayınları:1995. - S. 35).

По путевым и дневниковым записям российских мусульман можно конкретизировать эти маршруты. Хотя большинство авторов хаджнаме предпочитали добираться через черноморские порты России, были и те, кто следовал другим путем. Например, малоизвестный сухопутный маршрут из Москвы через Европу до Стамбула описан имамом из Оренбурга Хайруллой Усмановым (1866-1915) (Вакыт. - 1912. - №993. - 24 июня); из Петербурга через Вену, Варшаву, Будапешт, Белград и Софию до Стамбула проехал Хамидулла Альмушев (1855-1929) (Рукопись хаджнаме Х. Альмушева была переведена и издана А.М. Ахуновым: См. Альмушев Х. Хадж-наме. Книга о хадже. Путевые заметки. - Н. Новгород.: Изд-во НИМ «Махинур», 2006). Этот «новый маршрут» начал осваиваться мусульманами с 1888 г., когда был пущен первый поезд прямого сообщения «Вена-Стамбул», соединивший Турцию с Западной Евро[1]пой. Известный богослов и путешественник, сибирский татарин Абдуррашид Ибрагим (1857-1944) в свое время предпринял попытку посетить Мекку и Медину через Индию, о чем он пишет в своей книге «Алем-и ислам» (букв. «Мир ислама») (İbrahim Abdürreşit. İslam Dünyası ve Japonya’da İslamiyet. Haz. Mehmed Paksu. 2 cilt. İstanbul. 1987).

Источник: Сибгатуллина А.Т. Контакты тюрок-мусульман Российской и Османской империй на рубеже XIX-XX вв. – М.: Институт востоковедения РАН, 2010. – С. 18–29.

Последнее изменение 2021 Нояб 02