Фонд Ибн Сины

Химическое оружие в ирано-иракской войне. Трагедия двух народов

2021 Дек 24

Ирано-иракская война стала одним из последних военных конфликтов ХХ века. По длительности она превзошла многие масштабные военные конфликты минувшего столетия. Впервые со времен Первой мировой войны в боевых действиях активно использовалось химическое оружие. Его жертвами становились не только солдаты, но и мирные жители ближневосточных городов. Выжившие после этих страшных атак получали серьезные травмы и до конца жизни оставались инвалидами. Иранские дети, родившиеся уже после войны, мечтали об изобретении чудесного средства, способного полностью исцелить их отцов и старших братьев от последствий химических бомбардировок; многочисленные детские рисунки тех лет пестрят изображениями так и не найденных «панацей»…

К моменту вторжения иракских войск на территорию Ирана Саддам Хусейн не располагал ни запасами ядовитых химикатов, ни технологиями промышленного производства отравляющих веществ, хотя работы по их созданию велись уже в 1970 году в Рашадской лаборатории. Хусейн был уверен, что его войска и боевая техника разгромят иранскую армию в считаные недели. Иранские войска имели на вооружении артиллерийские мины и снаряды, начиненные ипритом, которые были приобретены еще шахом; однако у страны не было и желания и не хватало мощностей для производства этого отравляющего вещества в промышленных объемах.

После начала боевых действий имам Хомейни и иранское командование не рассматривали возможность применения химического оружия. Это было связано с тем, что ислам запрещает своим бойцам загрязнять окружающую среду даже во время джихада. Массовое участие иранских добровольцев в войне, их преданность родине, придавало иранскому командованию уверенность в победе.

«Только три снаряда в день заставят вас чувствовать опасность… И тогда вам не останется ничего другого, кроме как бежать по этой дороге… Она тянется на три с половиной километра… Даже когда никого из нас нет на наблюдательном пункте, вам придется дрожать от страха… от страха перед тем, что кто-то поджидает случая нажать кнопку рации… Да, всего лишь три снаряда… а не тысячи, как у вас… Да, мы решили перенести этот страх и трепет со своего берега реки на ваш…»

Хабиб Ахмад-заде. Орлиное перо (Хроники блокадного города)

Потерпев на фронте ряд неудач, иракское командование стало рассматривать все методы ведения войны как одинаково допустимые.. Правительство Ирака стало вести активные переговоры по закупке отравляющих веществ с рядом стран (в том числе и со своими западными партнерами), при этом не предоставляя потенциальным подрядчикам и поставщикам  — во избежание публичных скандалов — информации о предстоящем применении приобретенных материалов.

Другим поводом к активной разработке иракцами химического оружия послужила очередная неудача Саддама, так и не получившего собственное ядерное вооружения. Иракская ядерная программа, начатая в 1950-е годы, была свернута 7 июня 1981 года ударом израильской авиации по ядерному реактору в исследовательском центре ат-Тувайта. Экспериментальная разработка ученых так и не была введена в эксплуатацию.

По приказу Саддама Хусейна министерство обороны Ирака в  начале 1981 года приступило к реализации большой программы по производству химического оружия; эта разработка иракского правительства получила название «Проект 922». Работы по «Проекту 922» велись в созданном во второй половине 1981 года центре «Государственное предприятие по производству пестицидов» (State Establishment for Pesticide Production, SEPP)»; его штаб-квартира размещалась в городе Самарра, на одном из побережий Тигра.

Бесперебойную работу  «Проекта 922» обеспечивали пять исследовательских и опытных институтов, фабрики по производству боевых химических и биологических веществ и склады для их хранения. Часть этих учреждений впоследствии была уничтожена иранской авиацией. Сведения об их местоположении получены иранской военной разведкой и КСИР от иракцев-перебежчиков и других информантов.

В одном из своих трудов военный микробиолог Михаил Васильевич Супотницкий следующим образом оценил использование Ираком химического оружия: «К 1983 г. Ирак стал терпеть поражение от Ирана, имевшего значительно бо́льшие человеческие ресурсы. Поэтому ему на возмездной основе западными странами была оказана помощь в создании химического оружия, которое постепенно стало неотъемлемой частью планировавшихся иракским командованием наступательных и оборонительных операций. Благодаря поставляемым зарубежными, главным образом западными, фирмами технологиям, оборудованию и химикатам Ираком были наработаны промышленные количества иприта, табуна и зарина/циклозарина, начато производство VX. По ходу войны химическое оружие из оборонительного средства стало превращаться в наступательное. Война закончилась как химическая, все операции 1988 г., приведшие к окончанию войны, проводились Ираком с применением химического оружия».

Одно из первых применений химических веществ иракцами было зафиксировано 2 октября 1982 года. Отряды иранских воинов (численностью до 60 тысяч) наступали в направлении города Бакуб, находившегося на реке Дияла неподалеку от иракской столицы. Иракцы бросили против них бронетанковые части, обстреливали противников артиллерийскими снарядами и минометными минами с боевыми отравляющими веществами.

Неоднократно жертвами химического оружия становились и сами иракские солдаты. Михаил Супотницкий описывает один из подобных эпизодов: «Иракцы применили ипритные бомбы, снаряды и минометные мины по расположенным в горах у Хадж Омрана позициям иранских войск. Иприт также выливался на склоны гор вертолетами МИ-8, оснащенными выливными приборами. Навыков в применении нового оружия не было. Ветер сменил направление в сторону иракских позиций, пары иприта ”потекли“ по склонам вниз на подготовившиеся к атаке войска. Затем, не очень себе представляя последствия того, что они уже сделали, иракцы без средств защиты двинулись в контрнаступление по склонам, залитым ипритом. Точной статистики пораженных ипритом иракцев нет. Потери иранцев от иприта оказались незначительными».

С 1984 по 1988 год на мирные города и поселки в Иране и Иракском Курдистане упало 12 тысяч бомб, начиненных ядовитыми газами и веществами кожно-нарывного действия.

«Я посмотрел на дерево и увидел на нем воробьиное гнездо. Птаха погибла от цианида, так и оставшись высиживать яйца. Один вздох и выдох – и немедленная смерть всего живого».

Хабиб Ахмад-заде. Самолет (Хроники блокадного города)

14-25 апреля 1987 года, в северной части иракской Сулеймании, подразделениями Корпуса стражей Исламской революции (КСИР) и курдских повстанцев была проведена военная операция «Кербела-10» . В ходе операции иракская сторона понесла большие потери (2500 человек убитыми и ранеными, и более 200 — пленными; всего были уничтожены 10 танков, военный вертолет и 5 артиллерийских орудий). Именно в те дни Саддам Хуссейн отдал приказ о широком использовании химического оружия на территории своей страны.

«С шоссе еще не были убраны мины, взрывные устройства-ловушки и колючая проволока, однако в моем понимании оно все равно считалось освобожденным. Я точно помню, что, когда шагал по шоссе, солнце поднималось все выше и выше. Я громко крикнул несколько раз, а потом, не глядя по сторонам, с оружием в руках подпрыгнул от радости. У меня было легко на сердце. В ту пору мне минуло всего лишь шестнадцать лет…»

Хабиб Ахмад-заде. Письмо родителям Саада (Хроники блокадного города)

Применение Саддамом Хуссейном в ирано-иракской войне химического оружия обернулось трагедией. Смертоносное оружие было использовано  не только на фронте, но и против мирных граждан, стариков, женщин, детей, не имевших никакой защиты и даже не знавших, как следует защищаться от действия химикатов. Для иракского диктатора, несмотря на неоднократно сказанные им высокие слова о патриотизме, не существовало ни своего, ни чужого народа. За свою власть Саддам был готов заплатить решительно любую цену.

Иракский диктатор рассчитывал, что обработанный отравляющими веществами район превратится в безжизненную землю, а иранские воины — покинут Сулейманию и прекратят наступление. Вскоре после завершения операции «Кербела-10» правительство Ирана обратилось к ООН принять меры к пресечению применения Ираком химического оружия, в том числе на своей территории и против своих же мирных граждан. Для расследования и сбора документальной информации на север Ирака ООН командировало своих инспекторов. После возвращения из поездки они предоставили доклад Генеральному секретарю ООН Хавьеру Пересу де Куэльяру. Инспекторы ООН зафиксировали факты применения иракским правительством химического оружия против гражданского населения страны. Они засвидетельствовали, что только в госпиталях Тегерана находится не менее 160 человек, пострадавших от действия боевых химикатов. После одобрения предоставленного Генеральным секретарем ООН доклада,, последний был рассмотрен членами Совета Безопасности (в том числе – США и СССР), осудившими применение химического оружия. Однако они не приняли никаких решительных мер против совершившего военные преступления режима Саддама Хуссейна.

В продолжение ирано-иракской войны некоторые виды химического оружия были впервые в истории применены против людей. Например, фосфорорганическое отравляющее вещество табун. «Как последний шанс удержать оборону, министр обороны Тульфах приказал использовать дефицитный тогда табун, — пишет в своем исследовании Михаил Супотницкий. — Его распылили на скопления противника выливными приборами с самолетов PC-7 Turbo Trainer, недавно доставленных из Швейцарии. Так как самолеты PC-7 Turbo Trainer мало походили на боевой самолет, их появление не вызвало опасений у иранских солдат. В течение получаса от табуна погибло не менее 300 человек».

Одним из самых трагических эпизодов стала химическая бомбардировка курдского города Халабджа в марте 1988 года. Этот населенный пункт был занят наступающими иранскими войсками, после чего иракским командованием был отдан приказ применить химическое оружие. Операцией в Халабдже руководил двоюродный брат Саддама Хусейна — Али Хасан аль-Маджид. Именно после этих событий его  прозвали «химическим Али».

На Халабджу обрушились бомбы, начиненные известным со времен Первой мировой войны ипритом, зарином, табуном, и даже одним из самых смертельных и быстродействующих отравляющих веществ — газом VX.

Основное количество жертв составили мирные горожане, прежде всего, — дети. Отравляющие газы стелились по поверхности земли, поэтому многие малыши, игравшие во дворах и у калиток домов, не имели шансов спастись. Трагедию Халабджи запечатлел иранский писатель Хабиб Ахмад-заде. В продолжение ирано-иракского конфликта он служил в ополчении и собственными глазами видел самолеты, клубы ядовитых газов, накрывающие квартал за кварталом. И – вымерший после этого налета город…

«Какая-то женщина опиралась на калитку, и ее глаза были открыты, но в уголке губ виднелась все та же капля крови. Водители, сидевшие в машинах, врезавшихся в постройки, тоже замерли на своих местах с окровавленными губами. На улицах и переулках было полно… полно людей, которые точно так же лежали без движения… Один вздох и выдох… и цианид разрушил все их легочные альвеолы… а с уголка губ стекла всего лишь одна капелька крови…

Хабиб Ахмад-заде. Самолет (Хроники блокадного города)

После атаки на Халабджу иракские пропагандисты все еще пытались обвинить иранскую сторону в гибели 5 тысяч человек (еще 20 тысяч серьезно пострадали). Однако международные организации провели расследование и установили истину. Бомбардировка Халабджи стала одним из ключевых эпизодов уголовных дел, возбужденных против Саддама Хуссейна и «химического Али». В декабре 2005 года в Нидерландах был приговорен к 15 годам заключения Франс ван Анраат, поставлявший Ираку сырье для производства химического оружия.

Саддам Хуссейн неоднократно отдавал приказы о применении химического оружия против наступления «людских волн» иранцев, что приводило к массовым жертвам и выводу из строя не только иранских воинов, но и находившихся неподалеку иракских солдат. В последние годы ирано-иракской войны применение терпящим поражение Ираком  боевых отравляющих веществ участилось, что закономерно привело к росту численности жертв (точного числа до сих пор неизвестно).

«Наступление нашей армии только началось. Говорили, что уже отправились снимать осаду с города… Я тоже все время слушала новости по радио. Сообщали, что наши воины заняты именно этим, отвоевали захваченные территории, столько-то взяли в плен, то да се… «Неужели и мы когда-нибудь вернемся в свой город, в свой дом? Неужели мы снова заживем по-старому?» – думала я… Потом мне становилось жалко матерей по ту сторону фронта. Я говорила себе: «Наверное, матери тех солдат тоже не отходят от радио, надеясь узнать хоть что-нибудь о своих детях». Сынок, какая же я несчастная, что завидовала тем, кто попал в плен, думая, что рано или поздно они все равно вернутся к своим матерям… Пока я думала об этом, в дверь постучали…»

Хабиб Ахмад-заде. Матушка (Хроники блокадного города)

Неоднократное использование Саддамом Хуссейном боевых отравляющих веществ стало трагедией как для иранцев, так и иракцев. Однако это — вина не только иракского правителя, но и руководителей западных держав, в первую очередь США и Великобритании. Они знали о злодеяниях Саддама, но, осуждая их на словах, не предпринимали действенных мер, чтобы пресечь применение Ираком химического оружия.

Неслучайно Ирак засекретил сведения о производстве и применении химического оружия, и данные о последствиях своих химических атак. Военные аналитики западных стран десятилетиями изучали опыт применения Ираком боевых химикатов в ирано-иракской войне.

После завершения ирано-иракской войны правительство Ирана официально заявило о 387 зафиксированных случаях иракских химических атак по гражданским и военным иранским объектам.

Автор: Алекс Громов

Источник: http://terraart.ru/?p=11020