Фонд Ибн Сины

САВАК: новый шеф и новые правила

2022 Март 24

Итак, сняв Бахтияра с поста директора САВАК, в июне 1961 года шах назначил нового руководителя спецслужбы. Им стал генерал Хассан Пакраван.

Хассан Пакраван родился в Тегеране 4 августа 1911 года в семье высокопоставленного чиновника Каджаров — того самого губернатора Хорасана, который позже стал дипломатом. Детские и юношеские Пакраван провел годы в Египте и Европе. Затем он обучался во французской артиллерийской школе Фонтенбло. Во Франции он познакомился со своим будущим начальником по САВАКу — Теймуром Бахтияром (тот слушал курс в военной академии Сен-Сир).

В двадцать лет Пакраван посетил СССР, где в персидском посольстве работал его отец.

После возвращения на родину он был назначен преподавателем артиллерийского искусства в Тегеранском военном училище, затем, уже при новом шахе, получил назначение в военную разведку. После он три года прослужил иранским военным атташе в Пакистане, три года руководил иранской военной разведкой, после чего вновь был отправлен за границу. Как впоследствии пояснял сам Хассан Пакраван, он не хотел участвовать в противостоянии шаха и Моссадыка; именно поэтому он подал-де в отставку с высокого поста начальника военной разведки и был — на всякий случай — откомандирован шахом с большим понижением в должности. Он стал –заместителем иранского военного атташе в Париже.

Спустя несколько месяцев после ареста Моссадыка Хассан Пакраван был направлен шахом в Дели и четыре года проработал иранским военным атташе в Индии.

«Директриса школы – госпожа Собхани, с целью положить конец конфликту, попросила у всех нас прощения и, умоляя забыть об этом недоразумении, попросила принести нам чай и сказала: «Господин Юсефи сам из народа, поэтому сочувствует рабочим и их детям. В данном случае он просто неправильно выразился и немного уклонился от верного пути. Я верну его к действительности.

Позднее я узнала, что господин Юсефи является одним из влиятельных лиц в Министерстве государственной безопасности нашей страны (САВАК) и имел целью выпытать у нас нужную ему информацию. Сразу же после революции он спрятался и исчез».

Маасума Абад. Я жива

После создания САВАКа Хассан Пакраван был назначен шахом заместителем директора и куририровал внешнеполитическую деятельность спецслужбы.

После отставки Бахтияра (утаившего при передаче дел часть секретных документов и агентурных контактов) новый директор начал в рядах САВАКа чистку, избавляясь от тех, кого можно было считать людьми прежнего директора, — ведь они могли тайно поддерживать с ним отношения. В американской, французской и западногерманской прессе стали появляться публикации, в которых рассказывалось о грязных делах САВАК, в том числе – и о совершенных ею на территории этих стран преступлениях. Это была не только слежка за немногочисленными и безобидными диссидентами , иранскими студентами и бизнесменами, — слежка, в ходе которой иранские правительственные агенты неоднократно нарушали тайну частной жизни, — но и случаи внесудебных расправ и похищений, совершенных агентами САВАКа.

«Они хотели его замучить до смерти. Рубили его большим мясницким или кухонным ножом, чтобы больнее сделать. Говорят: мы сейчас тебя разрубим по частям, начнем с пальца… Потому что палец, душа моя Карим, это больно, когда отрубают… Я ведь мясник. Рубили большим ножом, причем на доске или чурбаке, потому что кость была хорошо обрублена, слава Аллаху, нож острый оказался… Тупым было бы гораздо хуже. Сказали, не отдашь грузовики, замучаем до смерти, под пыткой умрешь. Им нужны были все пятнадцать грузовиков, поэтому, чтобы напугать его, они начали с пальца, но он, спаси его Аллах, не покорился. Потому и убили».

Реза Амир-Хани. Её я

Впоследствии из ряда богатых на факты публикаций стало ясно: к появлению упомянутых выше агентов приложили руку САВАКовцы, бывшие или на тот момент ещё действовавшие. Новому руководству САВАК пришлось потратиться на большие взятки в валюте и предпринять усилия для того, чтобы замять скандалы и остановить поток зарубежных публикаций, представлявших организацию как жестокую, беспощадную, преступную карательную машину, озабоченную не сколько безопасностью Ирана, сколько собственным всевластием и обогащением руководства и связанных с ним персон.

Среди предпринятых Хассаном Пакраваном мер по формированию позитивного образа САВАК в стране и, в первую очередь, за границей, особенно интересно рассмотреть его заявление. В нем говорилось, что руководством САВАКа принято решение во время допросов не применять к задержанным никаких пыток и других мер воздействия. Однако случаи провокативного применения САВАКовцами физического насилия, прецеденты создания ложных антишахских организаций следовали один за другим. Всё это было отмечено «шахской инспекцией», которая подчинялась лично шаху. Она регистрировала и рассматривала жалобы общественности на незаконные действия высокопоставленных правительственных чиновников и правительственные организации, в том числе – и на САВАК.

Заместителем Хассана Пакравана в САВАКе стал один из доверенных лиц шаха – генерал Хоссейна Фардуста.

В 1963 году Хассану Пакравану и САВАКовцам пришлось столкнуться с противостоянием шахским реформам со стороны широких иранских народных масс и духовенства.

24 января 1963 года шах в парадной форме, увешанный иностранными орденами, со свитой торжественно прибыл в Кум, священный город шиитов и направился к известной святыне — гробнице сестры восьмого имама Резы Фатимы и мечети ее имени. Там он намеревался провести встречу с авторитетными религиозными деятелями. Шах хотел добиться от них одобрения начатых реформ и сотрудничества с властями.

«Ведь вы отведали вкус этой тирании. Правда, то была тирания отца, а теперь у власти сын, но ведь сменилась только вывеска. Угнетатели остались угнетателями… Господин Али! Есть долг мщения не только за вашего отца, но за весь народ…»

Реза Амир-Хани. Её я

К приезду шаха Хассан Пакраван распорядился взять под контроль весь город, причем большинство агентов САВАК были одеты в гражданскую одежду. Кроме того, в Кум были введены подразделения иранской армии. Так достигались сразу две цели — обеспечение безопасности шаха и наглядная демонстрация вооруженной силы армии и спецслужб тем, кто отказывался поддерживать шахский режим и проявлять к нему лояльность. Агенты САВАКа заранее сообщили представителям духовенства, что шах желает с ними встретиться.

Однако когда шах пришел в мечеть, то увидел, что наиболее уважаемые духовные лица Кума не пришли, фактически — бойкотировали правителя. Шаха встречали местные чиновники и опасавшиеся его гнева немногочисленные преподаватели. Несмотря на свое европейское образование и обычно демонстрируемые на церемониях и важных встречах изысканные манеры, шах на этот раз вышел из себя. Он осыпал грубыми оскорблениями и угрозами тех, кого он считал виновными…

Автор: Алекс Громов

Источник: http://terraart.ru/?p=11143