Фонд исследований исламской культуры
 имени Ибн Сины

«Лаборатория фантастики» о книге А.В. Смирнова, В.К. Солондаева «Процессуальная логика»

2020 Апр 06

«Каждый элемент уникален. Каждый можно описать, исходя из его физических свойств. Физические свойства вещества можно наблюдать или оценивать, не превращая его в другое вещество.

Углерод встречается в различных формах, в виде так называемых аллотропных форм или модификаций. Алмаз и графит – это аллотропные модификации углерода. Оба эти вещества состоят исключительно из атомов углерода, однако эти атомы расположены по-разному. Различное расположение атомов приводит к различным физическим свойствам аллотропов. «Такая убеждённость в единственности и единстве мира, в пространстве и во времени, нерасторжимо (и вместе с тем непостижимо как) склеена с уверенностью в единственности и единстве нашего «Я». Ведь мои планы на будущее или ответственность за прошлое имеют смысл и действительны не только потому, что мир остаётся тем же самым миром на протяжении всей моей жизни, но и потому, что я сегодня — тот же самый, что когда родился или когда моя жизнь клонится к закату. Хотя мы каждый день, каждый час и даже каждую секунду — не просто разные, но другие, меняемся непрестанно, что-то приобретаем, что-то утрачиваем, и даже в каждый данный момент предстаём во множестве своих ликов: для кого-то мы — родители, для кого-то — дети, для кого-то начальство, для кого-то — подчинённые, кому-то — друзья, кому-то — враги, а для кого-то — просто прохожие, случайно мелькнувшие на горизонте, — несмотря на всё это неисчислимое многообразие ликов, мы — всегда мы, всегда строгая единица, ни в коем случае не дробящаяся, несмотря ни на какие умножения. Как един мир, предстающий в неисчислимом множестве образов, точно так же един каждый из нас, представая ежесекундно и в течение всей жизни в неисчислимом множестве ликов. Единство и единственность «Я» точно соответствуют единству и единственности окружающего нас мира».

А.В. Смирнов, В.К. Солондаев. Процессуальная логика

Издание посвящено анализу и сравнительному рассмотрению двух путей логико-смысловой теории сознания. Для европейской культуры характерен так называемый «путь существования», основой которого является субстанциональная логика. А вот арабская культура и философия ориентированы на «путь действия» и, соответственно, опираются на процессуальную логику. При этом в рамках одного социума может закрепиться лишь один из двух этих вариантов. На нем будет строиться все – законы, этические принципы, общепринятые правила поведения. Это объясняет многие случаи непонимания, возникающие при столкновении представителей разных культур.

Но подобные противоречия бывают и в рамках одной культурной традиции, поскольку она, в свою очередь, делится на ряд более мелких традиций, опирающихся, опять же, на одну из двух логик. Так возникают ситуации, когда в рабочих отношениях достойные идеи отвергаются, потому что преподнесены не в той логической системе. В качестве примера авторы приводят проблему отношений между врачами и пациентами, где медики показывают явное отсутствие сочувствия. И никакие назидательные речи в духе «пути существования» не помогали, поскольку сложность по своей природе относилась к «пути действия». А вот разработка практического алгоритма по выстраиванию отношений с пациентом давала заметный эффект.

Рассматривают авторы и различные задачи из области формальной логики, анализируя их с двух разных точек зрения. Например, если дружат Петя и Маша, которая умеет интересно рассказывать истории, означает ли это, что Петя подружится с другим хорошим рассказчиком? Дабы ответить в русле субстанциональной логики, надо иметь сведения о том, что Петя дружит со всеми, кто может хорошо рассказать историю. Если такого уточнения нет, задача становится нерешаемой. А вот в пространстве процессуальной логики ситуация выглядит совершенно иначе.

«Где же в С-логике возможность подлинного самодовления, самоопределения, собственного пространства личности? Похоже, что логически — его нет: любое пространство любого атрибута непременно будет разделяемо мною с другими субъектами, за исключением разве что положения в пространстве, занимаемого моим телом; но так ли достигается самодовление? Неповторимость и особость личности в С-культуре — идеологический штамп, нечто вроде речёвки, никак не подкреплённой логикой.

А если Петю связывает с Машей процесс дружбы? Тогда, похоже, Петя и Маша действительно — только эти Петя и Маша, они действительно неповторимы. Процесс дружбы — повтори́м, и он может связывать и других действователей и претерпевающих. Но каждый конкретный случай такой связанности — только этот и только особый случай, он никогда не типизируется по действователям и претерпевающим. Каждый действователь — этот, и только этот действователь; и каждый, кто претерпевает воздействие, — это, и только это конкретное лицо. П-логика не требует типизации индивидов — в этом её принципиальное отличие от С-логики, которая исключительно на этой операции типизации и основывается».

Источник: https://fantlab.ru/blogarticle65728

Последнее изменение 2020 Май 06