Четверг, 30 мая, 2024
spot_img
ДомойСМИ о нас2019«Лаборатория фантастики» о книге М. Видясовой и В. Орлова «Алжир у трех...

«Лаборатория фантастики» о книге М. Видясовой и В. Орлова «Алжир у трех дорог»

«Осуществленное Францией в 1830 г. завоевание Алжира было предпринято под предлогом «удара хлопушкой для мух», а точнее опахалом, которым дей Хусейн ударил 29 апреля 1827 г. французского консула Деваля, явившегося во дворец с претензиями насчет задолженности Алжира французской казне, тогда как дей считал, что это она ему задолжала.

Оскорбление, нанесенное консулу, было сочтено королем Карлом Х (1824-1830) и правительством Франции как оскорбление ей самой и повлекло за собой морскую экспедицию: 100 военных судов и около 500 транспортных, три пехотных дивизии, три стрелковых эскадрона, саперы и артиллерия (всего 37 тыс. человек). Вскоре дей, у которого было под ружьем 50 тыс. человек, но разношерстных, понял, что держать оборону, которую он поручил своему казначею (тот не придумал ничего лучше, как поджечь пороховой погреб в Касбе – верхней части г. Алжир), невозможно, и капитулировал.

10 июля 1830 г. он отплыл на французском фрегате со своими министрами, слугами, личной казной и гаремом в Малую Азию. Еще четыре фарнцузских корабля отвезли туда же 2,5 тыс. янычар»

Мария Видясова, Владимир Орлов. Алжир у трех дорог

Книга двух видных исследователей повествует о прошлом и настоящем этой североафриканской страны, имеющей древние исторические корни. Нумидийское конное войско славилось еще в эпоху Карфагена, будучи главной силой в армии легендарного Ганнибала. Традиционно Алжир объединял три историко-географических региона – Нумидию со столицей в городе Цирта (сейчас – Константина), Мавретанию Цезарейскую и часть Сахары, непосредственно прилегающую к Нумидии. Потом Сахара была присоединена к Алжиру полностью, но это произошло в XIX веке, когда страна была захвачена французскими колонизаторами. Тогда же она получила и современное название – Алжир.

Колониальный период отразился на Алжире не так, как на многих других странах Азии, подвластных европейским державам. Здесь почти не сформировалась местная — арабская — элита. Слой преуспевающих и образованных людей появился только среди кабилов, второго по численности этноса, потом уже в ХХ веке это отозвалось противостоянием между арабами и кабилами в независимом Алжире. Прибывшие после колонизации на алжирскую землю французы выработали свой особый менталитет: они демонстративно презирали не только местное население, но и своих соотечественников, оставшихся во Франции, воспринимая как настоящих французов только себя. Причем такими эталонными французами себя в Алжире очень быстро начали считать выходцы из разных европейских стран, не только Франции. Среди алжирских европейцев считалось хорошим тоном упрекать жителей метрополии в трусости, слабости характера и жадности.

В книге описана последующая борьба за независимость Алжира, которая оказалась весьма жестокой и долгой, захватив не только эту страну, но и саму Францию. Уделено внимание и недавним событиям в Алжире на фоне «арабской весны» и миграционного кризиса в Европе.

«Характерным для этого времени стало подпольное кино – продукция режиссеров, вернувшихся из алжирского ада и сделавших там секретно фотографии и кинокадры. Созданные по этим материалам документальные и документально-художественные фильмы показывали в подвалах, сараях или гаражах, из которых кинопрокатчики и зрители бежали, услышав стук в дверь полиции. Другой феномен – «носильщики чемоданов», которые передавали в них оружие и деньги алжирским повстанцам. Эту подпольную сеть возглавил Франсис Жансон (1922-2009) – философ, соратник Сартра, который публично клеймил войну и одновременно вел подпольную деятельность».

Источник: https://fantlab.ru/blogarticle63809

похожие статьи
- Advertisment -spot_img

САМЫЙ ПОПУЛЯРНЫЙ